«Это всего лишь непростой этап в моей жизни»

Герой этой публикации – российский капитан, один из тех, кто по вине руководства компании Palmali полгода не мог вернуться домой. Вместе с другими членами экипажа, оказавшимися в ловушке в стамбульском порту, он боролся за свое простое законное право – репатриироваться по окончании контракта.

Сегодня капитан Коротков дома, в Ростове. За время отсутствия у него родился сын. «Дети счастливы, что папа наконец вернулся», – смеется Алексей.

Золотые годы

Не будучи потомственным моряком, Алексей Коротков с детства знал, кем станет. «Окна нашей квартиры выходили на набережную, и я каждый день видел суда, проходящие по Дону, – вспоминает он. – Эти детские впечатления по сути и стали определяющими в выборе профессии».

Удивительно, но вся трудовая жизнь Короткова оказалась связана с компанией, чье имя теперь стало нарицательным. «Я пришел в ростовский филиал Palmali сразу после выпуска в 2009 году, прошел собеседование, сдал тест, и меня взяли третьим помощником на суда типа «Армада», это танкеры-химовозы, – рассказывает Алексей. – Это было время расцвета компании, ее «золотые годы». Они предлагали высокие зарплаты, по сравнению с другими компаниями, оперирующими флотом «река-море». Знаю, что в Новороссийске они набирали и на «афрамаксы» на конкурентоспособные зарплаты. Деньги всегда четко выплачивались 2 раза в месяц, снабжение было организовано отлично, люди держались за свою работу. В Palmali тогда было непросто попасть, каждый кандидат проходили строгий отбор. Ежегодно все независимо от должности проходили тестирование, а перед посадкой на судно – в обязательном порядке технику безопасности. Была выстроена целая система карьерного продвижения, регулярно организовывали семинары и занятия для офицерского состава».

Время расцвета компании длилось вплоть до 2016 года, когда в Ростове у Palmali начались проблемы с выплатами. Алексей ушел из ростовского филиала и трудоустроился через офис компании в Стамбуле. Проработав еще пару лет, он хотел было уйти. Но получил предложение стать капитаном.  «Я согласился остаться на 1-2 контракта, чтобы наработать стаж, – говорит Коротков. – Конечно, я знал, что и в стамбульском офисе есть проблемы, задерживали выплаты на 2-3 месяца, но тем не менее в конечном счете все выплачивали, на моей памяти не было списаний с задолженностями по зарплате. Если члену экипажа нужен был аванс, компания шла навстречу».

Капкан захлопнулся

В начале 2020 года Алексей сел на танкер Mubariz Ibrahimov на свой второй контракт в капитанской должности. Он вспоминает, как в начале рейса ничего не предвещало бесславного конца – компания поддерживала снабжение, давала деньги на закупку провизии. В марте и апреле Коротков рассчитал старшего и второго помощников – оба уехали домой с полными выплатами и билетами от работодателя.   

Танкер работал без простоя до конца мая. По словам капитана, рейсовые задания приходили на месяц-два вперед, фрахт все это время был. И вот в июне судно становится на рейд Стамбула. «К тому времени у офицеров образовалась 4-месячная задолженность, а рядовым зарплату не выплачивали полгода, – говорит Алексей. – Все верили, что нас вот-вот спишут и все выплатят».

Этого не случилось, зато на борт танкера с плановой инспекцией пришел представитель государства флага Мальты. Моряки решили обратиться к нему по поводу невыплаты. Вначале капитан, как и положено, поставил в известность о своих намерениях руководство компании. Менеджеры просили не сообщать в инспекцию, а подписать «липовые» ведомости. Коротков отказался, вся информация была передана инспекторам. В итоге Mubariz Ibrahimov, а также семь других судов Palmali были задержаны в разных портах мира.

Конфликты на борту

В такой сложной ситуации атмосфера в экипажах Palmali царила гнетущая. На нескольких судах происходили открытые конфликты между офицерским и рядовым составами. «Компания набирает смешанные экипажи: рядовых ищет среди азербайджанцев, причем, большинство из них совершенно неквалифицированные, это бывшие водители, таксисты, купившие документы, а офицеры, как правило, из России, с хорошим образованием и высокой квалификацией, – говорит Коротков. – Конечно, стычки происходят, но мне в этом плане повезло: рядовые все попались взрослые, грамотные, адекватные, многие не первый год работали на этом судне».

– Я собирал всех вместе, старался создать теплую атмосферу в экипаже, чтобы все могли отвлечься от наших проблем, – вспоминает Алексей.

Конечно, на этих встречах не раз говорили о горе-работодателе и о причинах краха некогда солидной судоходной компании с большим пулом востребованных судов. «Менеджеры перекладывают свои неудачи на пандемию, пытаются оправдаться тем, что резко закончились контракты, что нет фрахта, но это все неправда, – уверен капитан. – Может быть, в какой-то степени и снизился объем перевозок, но чтобы суда вообще встали – нет, такого не происходит. Думаю, что всему виной именно неумелое управление компанией. Они набрали кучу кредитов, которые не собирались отдавать. Естественно, наступило время платить, и кредиторы пошли в суды, а пароходы стали задерживать. Я знаю, что только по бункеровке они задолжали в Италии около 400 тысяч долларов, сейчас идут судебные разбирательства. Такое ощущение, что управленцы целенаправленно хотели развалить компанию».

Дорога домой

Выбраться из «стамбульской ловушки» удалось благодаря упорству адвоката, предоставленного экипажу страховщиком. Не сдаваясь перед непоколебимостью капитана порта, он продолжал делать запросы и обращения, требуя отпустить моряков домой. В конце ноября его попытки увенчались успехом: береговая охрана получила от Palmali гарантийное письмо, в котором работодатель обещал в течение недели найти замену экипажу танкера Mubariz Ibrahimov. Слово свое компания, как водится, не сдержала, и это стало для моряков шансом.

– Нам прислали катер, без всяких проблем оформили в миграционном пункте, и мы отправились в аэропорт,  – продолжает россиянин. –  Ехали и не верили, что все так внезапно закончилось. В общей сложности я отработал 10 месяцев, из них 6 – пытался вернуться, но почему-то победа казалась неожиданной и даже быстрой.

Однако победу по-прежнему нельзя назвать полной. Страховщик погасил 4-месячную задолженность, как и предписывает конвенция. Впереди у моряков – борьба за оставшуюся часть своей зарплаты. Свою помощь в этом процессе предложил было СК РФ, возбудивший уголовное дело по факту невыплаты. Но, по словам самих же следователей, в Турции это правонарушение не является уголовно наказуемым, а трудовые конфликты по задолженностям решаются в гражданском суде по месту нахождения ответчика. 

Но, как говорит капитан Коротков, все это уже второстепенно. «Это был всего лишь этап в жизни, хоть и непростой, но и не смертельный, – говорит он. – Деньги это хорошо, но они не самое главное. Мы живы и здоровы, и все это закончилось. От имени экипажа я благодарю всех, кто принимал участие в нашей судьбе: российское отделение ITF, вице-президента российского подразделения Международного комитета защиты прав человека Ивана Мельникова и российские СМИ. Сейчас немного отдохнем и снова будем ходить в море. Я верю в то, что на жизнь надо смотреть с оптимизмом. В море ведь многое происходит, случаются и пиратские нападения, захват моряков в заложники. Мы все-таки вернулись домой, дети счастливы. Это самое главное».

Полную версию интервью с капитаном Коротковым читайте в январском номере "Морской газеты".