«22 минуты»: вымысел с элементами реальности

Не так давно в эфире телеканала НТВ был показан художественный фильм о пиратском захвате танкера СКФ Новошип «Московский университет». Название фильма - «22 минуты» - отражает реальный временной промежуток, за который 5 мая 2010 года морские пехотинцыбольшого противолодочного корабля «Маршал Шапошников» освободили захваченное в водах Аденского залива судно.

В профессиональной среде фильм имел широкий резонанс. Мнение моряков – участников этих событий: слишком много коммерческих эффектов. Юрий Тульчинский, в прошлом капитан танкера «Московский университет», оценил работу российских кинематографистов по мотивам истории, которая произошла на борту его судна.

- Юрий Игоревич, насколько кинолента соответствует действительности?

- Сходство только в общей линии: захват российского танкера пиратами и освобождение его нашими морскими пехотинцами. Все остальное - фантазии сценариста, в реальности этого не было. Никто из экипажа судна или морпехов не пострадал, а сохранение бесценной человеческой жизни было главной задачей, которая ставилась перед нами и командованием БПК. Важно было избежать пленения экипажа со всеми вытекающими для жизни и здоровья наших людей последствиями, сохранить судно и груз, 87 тысяч тонн нефти. Кинематограф же нацелен на кассовые сборы, ему нужно побольше стрельбы, драк, каскадерских трюков, крови и спецэффектов. Вот этого в фильме предостаточно.

- Очевидно, авторов фильма вдохновил тот факт, что впервые в мировой практике захваченное пиратами судно было освобождено без жертв и выкупа. Как на самом деле развивались события?

- Мы шли из Судана в Китай. В конвое нас сопровождал БПК «Маршал Шапошников» с высадкой на танкер четверых бойцов. Когда прошли самый опасный участок в Аденском заливе, военный корабль остался недалеко от острова Сокотра, а мы продолжили путь самостоятельно. Через сорок часов после того, как сдали охрану, в 350 милях от побережья Сомали «Московский университет» подвергся нападению. С капитанского мостика было хорошо видно, как к нам приближаются пираты на двух моторках. Мы оповестили об этом компанию и коалиционные военно-морские силы, объявили тревогу и предприняли меры по предотвращению захвата. Пиротехникой, водяными пушками, всем, что попалось под руку, мы отбили первую атаку. Но пираты были настроены очень решительно. С одной лодки они открыли огонь из автоматов по членам экипажа, находившимся на палубе, а выстрелом из гранатомета попали в мачту, повредив радары. Одновременно вторая моторка подобралась к борту, пираты закрепили там лестницу, сбросить которую под шквальным огнем нашим морякам не удалось. Поэтому я дал приказ всем укрыться в цитадели.

Мы плотно задраили двери и наладили связь с военными. Пираты всеми силами пытались прорваться. Им удалось прорубить щель в стальной двери, они стали палить из автомата, пытались травить нас каким-то токсичным порошком, жгли канаты, выкуривая едким дымом, даже ножами пробовали достать. Мы отбивались, как могли. А в час ночи военные начали штурм. Сначала огневая подготовка, затем высадка морпехов с трех моторных лодок. Все действительно длилось считанные минуты.

- Каких наград был удостоен экипаж?

- Президент России вручил мне в Кремле орден Мужества. А члены экипажа награждены медалью «За отвагу».

 - В приключенческих романах экипажи торговых судов отбивались от флибустьеров самостоятельно, потому что были тоже вооружены.

- Те времена давно в прошлом. Сегодня иметь оружие на борту торговых судов запрещено международными требованиями и правилами. Даже у капитана его нет. Мы выходим в море не с военными целями, и в наших контрактах это не предусмотрено. В противном случае нас просто не пустят ни в один порт.

Случай с танкером «Московский университет» подтолкнул руководство нашей компании к привлечению специалистов для вооруженной охраны судов в районах повышенной опасности. И с 2010 года на каждом судне «Совкомфлота» при прохождении таких районов в обязательном порядке находится охрана. Обычно это три-четыре человека, вооруженных автоматическим оружием. Эти меры позволили уменьшить угрозу разбойных нападений в море. Теперь вооруженной охране при угрозе атаки достаточно дать предупредительный залп – и пираты убираются восвояси.

 - Можно ли решить проблему пиратства раз и навсегда?

- Те же сомалийцы становятся пиратами не от хорошей жизни. В основном это рыбаки, которые не могут прокормить свои семьи честным трудом. Проблему морского разбоя не решить, пока не нормализуется обстановка в странах региона.

- Юрий Игоревич, как сложилась ваша дальнейшая карьера?

- После того памятного случая с пиратами я год ходил капитаном «Московского университета», затем мне предложили стать суперинтендантом отдела безопасности мореплавания и качества ОАО «Новошип». А в последние годы я работаю менеджером сейсмического флота.