В гости со своей ламбадой

Валерий Стерликов, моторист NSLaguna, любит рыбалку, песни под гитару и рассказы о дальних странах. Он и сам за свою жизнь в морях успел повидать немало интересного.

Как алжирцы на футбол ехали

- В прошлом рейсе наша NSLagunaспасла жизнь восьми алжирским арабам. А дело было так. Мы вышли из порта и уже несколько часов на полном ходу удалялись от берега. И вдруг наш вахтенный видит, что в море болтается неуправляемая надувная лодка, в ней восемь испуганных человек. Ну, мы их на борт подняли, одели, накормили. Они, когда в себя пришли, на ломаном английском кое-как начали объяснять, как оказались на утлой лодчонке посреди Средиземного моря. И смех, и грех: оказывается, эти ребята решили преодолеть путь в тысячу морских миль, чтобы попасть во Францию на какое-то там первенство по футболу. По крайней мере, нам они свою авантюру так объяснили. Большей глупости я себе даже представить не могу! В общем, на футбол или нет, но то, что двигатель у их моторки заглох в районе интенсивного судоходства их и спасло. Их быстро обнаружили. Мы, конечно, развернулись и обратно в Алжир – сдавать спасенных местным властям. Эти восемь бедолаг были очень расстроены, когда вместо долгожданных берегов Франции увидели хмурое лицо офицера родного алжирского coast guard.

Когда море в мороз парит

- А еще в этом году я стал свидетелем редкого природного явления. В конце января мы подошли к Одессе, но войти в порт не смогли – море замерзло. Чтобы Черное море сковал лед - такое раз в тридцать лет бывает! Красота была неописуемая, особенно когда ветер гнал мелкий снежок по льду и казалось, что море  парит. Правда, нас такой эксклюзив порадовать не мог. Ведь это нам  пришлось постоянно очищать палубы от льда и снега, и посыпать их песком. В конце концов, в Одессу мы так и не смогли попасть: мороз не унимался, и мы ушли разгружаться в Феодосию.

Русские докеры в аргентинских пампасах

- Чаще всего мне приходилось бывать в странах Латинской Америки. Понравилось на западе континента: в Эквадоре, Чили. Там народ хоть и говорит по-испански, и архитектура кругом старинная, колониальная, но если всматриваешься в лица, то видишь, что большая часть местных жителей – это потомки индейцев, тех самых инков, которых пытались поработить конкистадоры. Кожа у них темная, почти медная, носы орлиные, волосы черные как смоль. Многие местные с гордостью носят свои знаменитые вязаные шапочки из шерсти альпаки, пончо или другую национальную одежду.

А вот в Аргентине индейцев я что-то не встречал. Зато здесь есть национальные общины чуть ли не всех европейских народов: немецкие, итальянские и даже русские. Мы как-то раз в одном из портов в верховьях реки Парана повстречали докеров с русскими фамилиями. Правда, оказалось, что это единственное, что в них осталось русского. Их семьи эмигрировали в Аргентину еще при царе и за это время на все сто процентов ассимилировались.

Но самые яркие впечатления оставила Бразилия. Взять, к примеру, бразильские карнавалы: конечно, в каждой стране Латинской Америки  считают, что их карнавал самый лучший. Но на самом деле по темпераментности и масштабности с бразильцами никто не сравнится. Вообще, нация очень музыкальная. Гуляем мы как-то по небольшому бразильскому городку. И один из наших моряков, меломан, подходит к музыкальному киоску и начинает продавца «терроризировать» вопросами:  есть у вас то или это? Бразилец был просто поражен тем, что русский моряк знает исполнителей его родины. А наш решил его совсем «добить»: презентовал диск Агутина. Мол, пусть в жаркой Бразилии знают, что в России тоже могут ламбаду зажечь. И действительно, когда мы через полчаса возвращались обратно, у киоска уже  собралась местная молодежь и с удовольствием жгла под наше «хоп-хей-ла-ла-лей».

А еще бразильцы очень отзывчивые. И к русским тут очень теплое отношение. Когда произошла трагедия с подводной лодкой «Курск», меня поразило, что простые люди, услышав русскую речь,  подходили к нам на улице и выражали соболезнования.

Валерий Стерликов, моторист NSLaguna