В гостях у смотрителя Дообского маяка

Дообскому маяку - главному морскому ориентиру при входе в Цемесскую бухту  – 141 год. Его белокаменная шестигранная башня возвышается на обрыве, а его белый проблесковый огонь моряки видят за 20 миль от берега. Вместе с другими створными маяками он регулирует морское движение в непростом для судоходства районе Пенайских банок под Новороссийском.

За свою почти полуторавековую историю маяк пережил немало трагических событий. Он видел гибель Черноморского флота в 1918 году, и крушение т\х  «Адмирал Нахимов» в двух милях от него в 1986. Фантастика: люди гибли близ берега, но не видели этого спасительного ориентира. С 1987 года по соседству высится монумент жертвам кораблекрушения, а у подножия стоит береговая радиолокационная станция.

Маяк – объект режимный, находится в ведении Минобороны РФ.  Без специального разрешения сюда не попасть. Начальник Дообского маяка Игорь Брайченко работает здесь с 1993 года, а смотритель и старший механик Владимир Сакуров тут вообще с рождения. На Дообе работали его родители, здесь он родился и вырос, сюда же привез свою жену Татьяну, в доме у маяка они вырастили свою дочь Наталью.

Умение жить уединенной жизнью дано не всем. Сегодня Татьяна и Владимир Сакуровы – единственные, кто остался жить на территории маяка.  А в 60-х годах здесь жили двадцать человек.

– Раньше при поступлении на работу на маяк давали  жилье. И жили здесь большими семьями, детей растили. Но это время ушло, сейчас не хотят люди обитать где-то на горе, хотят условий, – объясняет Брайченко. Тем не менее, его сын Игорь работать пришел сюда. Сейчас он техник.

Татьяна Николаевна Сакурова  вместе с мужем живет здесь 36 лет. Маяк для нее – не место работы, а родной дом. Отопление, правда, печное, да и воду из соседнего родника принести надо. Зато повсюду комнатные цветы, есть небольшая библиотека, сервант с красивой посудой. А вот и эксклюзив - корабельные часы на стене, которые достались по наследству от отца Владимира. Часам этим больше ста лет, они ровесники маяка. А еще на стене висит политическая карта мира, на которой карандашом отмечены все места, в которых когда-то побывал сам Владимир. Оказывается, раньше он в море ходил, матросом. Вот и грамота за пересечение экватора.

- Когда я был маленький, помню, мама сидела в башне маяка всю ночь, – вспоминает Владимир Сакуров, – следила, чтобы не погас огонь. Сидит, а свечка горит. И еще она накаляла какой-то камень, который становился белым-белым и тоже светился. А мошки и жучки залетали и тушили огонь свечи. Тогда она опять поджигала фитиль.

Когда-то дважды в день надо было подняться на башню, чтобы зажечь или затушить путеводный огонь. Сегодня работа маяка автоматизирована, но человеческий труд все равно никто не отменял. В случае отключения электроэнергии кто-то должен вовремя запустить дизель-генератор. В штате Дообского маяка пять человек: начальник, старший механик и трое техников. Дежурят посменно, чтобы маяк светил морякам от заката до рассвета.

По узкой винтовой лестнице в 100 крутых ступенек поднимаемся на самый верх. Маячная башня изнутри представляет собой каменный цилиндр, сужающийся в районе маячной комнаты. Стены густо выбелены известью. Здесь намного холоднее, чем на улице, и сыро. Это копия башни 19 века. Во время Великой Отечественной войны Дообский маяк был взорван. Целых восемь лет его заменяли, чем придется. И только в 1950 году была построена новая белокаменная башня высотой в 23 метра, с современным радиомаяком. Сердце маячной комнаты, да и маяка вообще, – линза. Эта сложная конструкция высотой около двух метров напоминает калейдоскоп: сотни стеклышек собраны в единый механизм. Ее регулярно чистят обычным моющим средством для окон. Но главное открытие: на самом деле маяк не мигает, как всем кажется. Лампочка горит беспрерывно. Эффект мигания создает сама конструкции линзы, которая концентрирует световой пучок.

Сейчас внутри линзы горит небольшая галогеновая лампочка. А 140 лет назад здесь использовалась керосиновая лампа с вращающейся вокруг нее линзой. Смотритель маяка вручную вращал это основание всю ночь. Затем для поддержания огня стали применять газ. И только в 70-х годах 20 века маяк был электрифицирован. 

Жизнь на маяке – это другой удивительный мир, где время словно застыло в середине прошлого века. А смотрители маяков – это люди особого склада и состояния души. Всю свою жизнь они ответственны за то, чтобы каждый день от заката до рассвета путеводный свет маяка не погас ни на минуту. Ведь, оказывается, не только люди, стоящие у штурвалов своих судов, ориентируются на его свет. Для перелетных птиц маяки важны не меньше, чем для людей: ночью птицы, как и корабли, ищут спасительный луч.

На фото слева направо: Татьяна и Владимир Сакуровы, Игорь Брайченко