ЗАПАДНЯ ДЛЯ МОРЯКОВ

Впервые в истории современной России Фрунзенский районный суд Владивостока рассмотрит дело об использовании рабского труда на торговых судах.

 Расследование длилось без малого три года. Обстоятельства этого уголовного дела поражают жестокостью, с которой владельцы судов, жители Владивостока, обращались со своими земляками – дальневосточными моряками. Некоторым из них удалось спастись, только сбежав с судов в разных портах Индийского океана. Те, кто осмеливался протестовать, гибли и бесследно исчезали. Но были и те, кто выжить не сумел. Сейчас уже достоверно известно о трех смертях: на судне SS Ross  погибли  63-летний Владимир Краевой и 52-летний Константин Удилов, на SS Veles пропал без вести Эдуард Бордаченко.

Правда о морских рабовладельцах открылась, когда в Российский профсоюз моряков (РПСМ) поступили жалобы от шести бывших членов экипажей морских судов SS Veles и SS Ross. Моряки требовали призвать к ответу владельцев судов за нарушение трудовых прав, угрозу жизни и здоровью и избиения членов команды. Подавая обращения в РПСМ, они рассчитывали привлечь внимание правоохранительных органов к ситуации на судах, чтобы вызволить из рабства других, оставшихся на судне.

«Нам просто повезло, – говорит один из членов экипажа SS Veles Владимир Медведев. – Все могло закончиться не так жизнерадостно, учитывая угрозы из уст нашего капитана и генерального директора Клокова, а также тот факт, что один из членов нашей команды однажды ночью просто пропал и никто его даже не искал. Эдуарда Бордаченко обещали списать на берег в Коломбо, но потом решили, что это слишком дорого. Его оставили на судне, а потом он просто пропал». Накануне своего исчезновения Эдуард звонил своей сестре и жаловался на невыносимые условия труда. Он говорил, что боится за свою жизнь и за своих детей.

На борту судна SS ROSS 17 января 2012 года при таинственных обстоятельствах погиб 52-летний механик Константин Удилов. Его жена рассказывала, что муж не болел, а когда доставили тело, она его не узнала. Женщина сказала, что он был весь в синяках, у нее создалось впечатление, что перед смертью его пытали.

Только несколько моряков из числа спасшихся разными путями вернулись на Родину и  нашли в себе смелость и силы обратиться за защитой своих прав в Следственный комитет России. Их активная гражданская позиция помогла выявить преступную группу и доказать роль каждого из ее участников. Всего по делу потерпевшими признано 17 человек, работавших на судах SS Veles и SS Ross.

Уголовное дело по заявлениям моряков возбудил Приморский следственный отдел Следственного управления на транспорте России. Ответчиками по делу пойдут граждане России, а не юридические лица. Речь идет о Глебе Клокове, Владимире Боброве и Василии Стасиве, которые обвиняются в совершении двух эпизодов преступления. Подозреваемых задержали еще летом 2013 года, мера пресечения – заключение под стражу. Все задержанные – люди в Приморье известные. Глеб Клоков, например, в 2004–2007 годах занимал пост вице-спикера Думы Владивостока. И обвинение их в преступлениях по такой статье, как 127.2 УК РФ «Использование рабского труда», – уже событие.

По словам представителей следственного отдела, это первый известный случай привлечения к ответственности недобросовестных судовладельцев за использование рабского труда.

По версии следствия, уроженцы Владивостока Клоков, Бобров и Стасив для получения максимальной прибыли от морских перевозок грузов разработали преступные схемы, позволяющие использовать рабский труд моряков. На территории Британских Виргинских островов они зарегистрировали компанию Damelo Group, Inc и приобрели право использования морского судна SS Ross (порт приписки Фунафути, флаг Тувалу). Во Владивостоке Клоков от имени этой офшорной компании набрал команду, подписал контракты о найме моряков на работу сроком на полгода, гарантировал им ежемесячную выплату заработной платы инормальные условия труда.

Выполнять эти обещания никто не собирался. Наоборот: к участию в организованной группе привлекли своих знакомых, Илью Бузина и Василия Стасива, в чьи задачи, по мнению следствия, входил контроль поведения моряков и принуждение их к труду, а также пресечение любыми средствами попыток обратиться за защитой своих прав. Первый был назначен на должность капитана, второй – матрос.

По прибытии новичка на судно капитан сразу же забирал на ответственное хранение его личные документы - удостоверение личности моряка, загранпаспорт, квалификационные свидетельства и рабочие дипломы. После этого моряк уже не мог на законных основаниях сойти на берег. Постепенно выяснялось: экипаж живет и работает впроголодь, в непригодных для этого условиях. На судах не было даже мыла! Вот свидетельство бывшего второго помощника капитана Сергея Светоносова: «Я заключал контракт с владивостокской компанией Sea Service Shipping LTD, подпись под контрактом ставил ее директор Г. Клоков, он же от имени судовладельца вел все дела. После нескольких месяцев работы моряки стали указывать капитану на отсутствие судового снабжения и кондиционера (в условиях плавания по Персидскому заливу температура в каютах не опускалась ниже 36 градусов даже ночью), а также на то, что на протяжении недели на судне отсутствовали продукты. В ответ на нас стали оказывать психологическое давление, посыпались угрозы, однажды капитан И. Бузин начал меня избивать: разбил лицо и выбил зубы».

Страшная история произошла с токарем Владимиром Краевым. Он получил серьезную травму, однако, несмотря на это, ему не дали возможность покинуть судно и обратиться к врачу. Два месяца, до самой своей смерти, моряк бесплатно работал. Этот случай выделен в отдельное уголовное производство.

По словам Сергея Светоносова, после смерти Владимира Краевого моряки стали роптать на условия жизни и труда, а в декабре 2011 года в индийском порту Кандла экипаж обратился за помощью к инспекторам Международной федерации транспортников (ITF). За это капитан Илья Бузин избил моряков. Боясь дальнейшей расправы, второй помощник капитана и старпом в Паданге  сбежали на берег, чтобы тайно обратиться за помощью в полицию.

Вместо полиции на судно в порту Джакарта (Индонезия) пришел представитель судовладельца. Под предлогом дачи показаний и участия в суде он снял жалобщиков с судна без денег, документов и вещей, вывез их в Куала-Лумпур (Малайзия) и обвинил в нападении на капитана. К счастью, в аэропорту Куала-Лумпура россиянам удалось сбежать от своих провожатых и укрыться в стенах посольства России.

На SS Veles события развивались по такому же сценарию: страшная антисанитария, безденежье, травмы. На все жалобы Клоков и Бобров сообщали, что покинуть судно можно только вперед ногами.

С 2011 года они незаконно удерживали на судах 17 человек, которым они обещали нормальные условия труда, хорошую зарплату, но с первого же дня стали использовать в качестве рабов.

В РПСМ уверены, что гибель людей и использование рабского труда человека не могут остаться безнаказанными. 

Вот как прокомментировал ситуацию первый заместитель председателя РПСМ Игорь Ковальчук: «Обвиняемые пользовались тем, что моряки, нуждающиеся в работе, не всегда внимательно относятся к подписанию контрактов. Морская профессия в дополнение ко всему сложна еще и тем, что, находясь на судне, член экипажа не всегда может получить помощь, если нарушаются его права. Моряк сильно зависим от судовладельца. Если он не получает зарплату несколько месяцев, то фактически попадает в рабство: нет денег, чтобы уехать, паспорт и профессиональные документы обычно хранятся у капитана, их не всегда можно получить. Капитан же вообще всегда находится в двойственном положении: с одной стороны, он такой же моряк, с другой – представитель судовладельца, обязанный блюсти его интересы. В море же моряку вообще некуда деваться – он просто должен продолжать работать, потому что в случае его отказа от выполнения обязанностей их будут выполнять его товарищи. Ведь в небольшом экипаже каждый обеспечивает живучесть судна. Лишних людей там просто нет».