Зарплату брали с боем

Тревожный сигнал был направлен в Южную территориальную организацию Российского профсоюза моряков (ЮТО РПСМ) с борта сухогруза «Аликбер Пашаев». Моряки сообщили, что зарплату им не платят уже несколько месяцев. Технический инспектор труда Игорь Холявка посетил судно, чтобы выяснить, какова истинная ситуация на борту и как защищены трудовые права экипажа.

«Аликбер Пашаев» встал под погрузку у четвертого причала Новороссийского морского торгового порта. Судно под российским флагом с портом приписки в Махачкале с виду производит впечатление приятное: чистое, ухоженое, порядок снаружи и внутри. Учитывая, что в этом году ему стукнуло восемнадцать лет, остается только отдать должное усердию и профессионализму его экипажа. Однако судовладелец - московская «Межрегиональная транспортная корпорация» - старания моряков явно не ценит. Стоило поднять судовую документацию и поговорить с экипажем -  и это стало очевидным, серьезные нарушения посыпались как из рога изобилия.

- Трудовые договора моряков противоречат и требованиям коллективного договора РПСМ, действующего на судне, и трудовому законодательству Российской Федерации, и Кодексу торгового мореплавания, - указал он. – В контрактах не указан размер зарплаты, выплачивается она с двух-трехмесячной задержкой, а учет рабочего времени вообще не ведется. При экипаже в девять человек и дальних переходах (последний был сделан из Триполи) это может означать только  одно: люди работают на износ, но овертайм при этом не получают.

По сути дела, судно находится в режиме жесткой экономии. Конечно, голодными моряки не ходят, и рабочая одежда на них хоть и старенькая, но добротная. Но кормят их всего на семь долларов в день. А этого хватает впритык. Повар Галина Михайленко вынуждена идти на всяческие ухищрения, чтобы досыта накормить команду.

- Дошло до того, что каждый раз мне приходится делать выбор между нормальным куском мяса для супа и более-менее приличным средством для мытья посуды. В результате я работаю без перчаток и пользуюсь чистящими средствами сомнительного происхождения, - рассказывает Галина Александровна. - А в последний раз во время рейдовой стоянки в порту Феодосии на судне закончилась пресная вода. Капитан настоял, чтобы я мыла посуду забортной. Руки с тех пор покрылись экземой, до сих пор вылечиться не могу.

Причем, как выяснилось, режим жесткой экономии затронул не только экипаж, но и техническое состояние судна. Работники новороссийского «port state control», проводившие свою инспекцию параллельно с профсоюзной, тоже нашли серьезные нарушения. Например, на судне оказались просрочены аккумуляторы аварийного оборудования. Сразу понятно: «Межрегиональная транспортная корпорация» работает по проверенной схеме субстандартного судоходства. Компания-судовладелец не потратится на устранение нарушения, пока что-то не сломается или пока в очередном порту власти не ткнут в проблему пальцем. Естественно, при таком подходе судно – это потенциальная угроза безопасности мореплавания. Держится оно только на честном слове и добросовестности своей команды.

Жалобы на многомесячные задержки зарплаты и отвратительное снабжение с судов, принадлежащих «Межрегиональной транспортной корпорации», были и раньше. Шесть пароходов, которыми оперирует компания, уже получили статус проблемных: они постоянно попадают в поле зрения Российского профессионального союза моряков. С того же «Аликбера Пашаева» сигнал SOSуже поступал в августе 2011года. Тогда РПСМ тоже пришел на помощь морякам. В результате работодатель рассчитался по долгам, выплатив семерым членам плавсостава четырехмесячную задолженность в пятьдесят тысяч долларов. Но и после этого каждая смена экипажа получала свои кровные с боем.

- Еще месяц назад, когда я только пришел на судно, мой предшественник и пятеро других членов экипажа вынуждены были после списания оставаться на борту еще в течение пяти дней, – рассказывает старпом Сергей Вольнов.  - Они ждали, когда им выплатят задолженность по зарплате за несколько месяцев. А ушли бы – все, прощайте, денежки. А ведь у людей  свои планы и сроки, их ждут дела дома. Они честно отработали свое. Почему же теперь зарплату надо еще и выбивать?

Профсоюзная инспекция выявила, что и сейчас мало что изменилось: «Межрегиональная транспортная корпорация» задолжала повару Галине Михайленко и матросу Алексею Шорину заработную плату в размере ста семидесяти тысяч рублей. Под угрозой ареста судна представитель «Межрегиональной транспортной корпорации» был вынужден сдаться и привезти наличные прямо на борт. Представители ЮТО РПСМ не покинули судна, пока с матросом и поваром не рассчитались до последней копеечки. В результате ЮТО РПСМ помогла вернуть морякам сто семьдесят тысяч рублей задолженности по заработной плате.

- «Аликбер Пашаев» - это как раз тот случай, ради которого и существует техническая инспекция труда РПСМ, - рассказывает Игорь Холявка. – Коллективный договор на судне  есть, но работодатель свои обязательства выполнять не торопится. Естественно, я отмечу это в своем отчете. Мы и дальше будем пристально следить за ситуацией на судне. И будем настаивать, чтобы судовладелец увеличил число членов экипажа в случае длинных переходов. Тем более, что теперь у моряков и у нас  есть для этого необходимый инструмент. В этом году Президент Российской Федерации подписал федеральный закон «О внесении изменений в статью 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации». Теперь члены экипажа российского морского судна могут обращаться в суд с иском о выплате зарплаты по месту его нахождения или в порту приписки. И в обеспечение этого иска требовать ареста судна. Это стало победой РПСМ, добивавшегося принятия этой поправки в течение десяти лет.