Капитан, включите шторм!

Арктика остается одним из самых востребованных регионов с точки зрения развития туризма. Ростуризм уже предлагает путешествия на архипелаг Шпицберген и Землю Франца-Иосифа. До сентября 2015 года ими воспользуется до 500 человек. Для сравнения: норвежские поселения Шпицбергена ежегодно посещают более 80 тысяч. Как ни странно, опыт организации путешествий к берегам Антарктиды имеется и у группы компаний СКФ.

Это было в девяностые  годы, когда Новороссийское морское пароходство приобрело у мурманских коллег первый в своей истории круизный лайнер «Мария Ермолова». В то время это было единственное пассажирское судно неограниченного района плавания под российским флагом. Оно имело солидный ледовый класс и ранее ходило в Арктику, но на Черном море ему было суждено возить «челноков» на линии Новороссийск-Стамбул. Конкуренцию «Марии Ермоловой» создавали оставшиеся без работы после распада Союза «научники». Однако «Мария Ермолова» выгодно отличался от них тем, что сошел со стапелей комфортабельным «круизником».

Ближе к началу двухтысячных челночные рейсы в Стамбул стали менее выгодными, и пароходство приняло предложение одной из зарубежных круизных компаний, которые давно интересовались «Марией Ермоловой» из-за ее ледового класса и, не в последнюю очередь, из-за репутации «Новошипа», ее судовладельца и оператора в одном лице. В суровых климатических условиях Антарктики даже летом градус экстремальности туризма порой зашкаливает. Тем не менее, по всему миру находится немало людей, готовых платить большие деньги за возможность полюбоваться первозданной красотой тех мест, пообщаться с представителями антарктической фауны и отколоть кусок голубого многолетнего льда.

 

Ближе к концу 1999 года лайнер ушел из Черного моря и несколько месяцев (пока в южном полушарии стояло лето) возил ученых и туристов от маленького аргентинского порта Ушуая к ледовой кромке Антарктиды с заходом на Фолклендские острова. Несмотря на то, что экипаж для работы с иностранными туристами подбирался в пароходстве с особой тщательностью, на переходе от Новороссийска до Буэнос-Айреса все, кому предстояло общаться с ними, ежедневно штудировали английский. За всю экспедицию на  борту «Марии Ермоловой» побывали канадцы, американцы, европейцы, аргентинцы, австралийцы и даже японцы. Два-три раза в день пассажиры грузились на резиновые моторные лодки и отправлялись смотреть лежбища котиков, колонии пингвинов или же наблюдали за  тем, как охотятся киты, которых много в тех широтах. Фрахтователь требовал, чтобы лайнер как можно ближе подходил к «достопримечательностям» – айсбергам, лавировал между глыбами льда, высаживал пассажиров в небольших бухтах. Они ведь за этим приезжали.

Район плавания был выбран невероятно сложный. Штурманам было не до шуток. Порой волны достигали 15-17 метров в высоту. Переход через пролив до Фолклендов занимает 48-50 часов. Поначалу туристы наслаждались экстремальными условиями, но через несколько часов уже просили капитана «выключить» шторм. Те же группы, на чью долю в проливе Дрейка таких испытаний не выпало, наоборот, просили шторм «включить». А экипажу в штормовых условиях приходилось еще и работать. У берегов Антарктиды была другая сложность – айсберги по 5-10 километров в длину, колотый лед. На капитанском мостике собирались офицеры, смотрели, куда можно идти, прямо на ходу обсуждали маршрут.

Было и еще одно серьезное ограничение. Требования в области экологии в Антарктике крайне жесткие и по тем временам для российского моряка они были не совсем привычными. В окружающую среду не должно было попасть ничего постороннего. За этим следили многочисленные станции, расположенные во льдах и на островах.  Стоит ли удивляться, что Антарктида буквально сияет первозданной чистотой. Вода здесь такая прозрачная, что можно видеть вглубь на десятки метров и следить за тем, как на глубине резвятся морские животные. А знаменитые антарктические льды и по плотности, и по цвету отличается от  обычных. Многие туристы отпиливали кусочки многовекового льда и брали с собой. Такие льдины могут долго лежать в помещении и не таять. А если этот лед положить в стакан с теплой жидкостью, он раскалывается с  громким треском.

После ледовой экспедиции «Мария Ермолова» вернулась в теплые края и проработала в составе флота пароходства до 2006 года. Больше в Антарктику она не ходила, хотя предложения были. Но у тех, кому удалось побывать в том историческом плавании, остались многочисленные фотографии морских животных и птиц, выглядывающих из воды китов и ледово-снежные панорамы, где у подножия величественных белых гор можно рассмотреть маленький теплоход со знакомой эмблемой.