Капризные фламинго и парад докеров

 Павел Александрович Туников, боцман танкера «Казань» (ПАО «Новошип»), тридцать лет работает в морях. Трудился и на огромных VLCC, и на балкерах, и на шустрых челночных танкерах. А еще это значит, что он, безусловно, опытный путешественник. Даже в условиях современного флота, когда шанс выйти на берег выпадает моряку не так часто.

 

Шанхай без «шанхаев» 

- Шанхай я увидел впервые в начале девяностых годов, и это был по-настоящему отсталый, почти средневековый город. Его жители нередко пользовались керосиновыми лампами, а о существовании карманных радиоприемников многие впервые узнавали от экипажей иностранных судов, заходящих в порт. Город со стороны моря походил на один бесконечный причал: швартуйся, где хочешь. А портовые рабочие, завершив на сегодня грузовые работы, запросто могли поспать между палетами и тюками с грузом.

И вот четверть века спустя передо мной современный Шанхай. И это уже совсем другой город. В первый момент на ум приходит Сингапур, а потом смотришь - и понимаешь, что столица мира уже не Нью-Йорк. Все портовые рабочие одеты по форме, работают слаженно, как часовой механизм, и строго по международным стандартам. А сам мегаполис превратился в город будущего: бесконечные небоскребы, один не похож на другой, все в футуристических огнях и неоне. Но самое поразительное, что все эти гигантские перемены произошли за годы моей жизни на флоте. Не будь я моряком, вряд ли бы смог сейчас оценить масштаб изменений, которые произошли в этой стране.

Байкеры из порта 

- Во время работы на балкере «НС Якутия» часто приходилось бывать в Японии, на северо-востоке острова Хоккайдо. Особо хочу отметить работу местных докеров. Говорят, что чужой работой можно любоваться вечно, но тут все просто как на параде, честное слово. Рабочий день начинается с пятиминутного брифинга, в финале которого обязательно звучит общий торжественный клич, короткий и резкий, как у самураев перед боем. Настроились на долгий рабочий день – и вперед. Даже на обед и кофе-брейк ходят маленькими группами по 2-3 человека, а вся бригада в это время работает, не покладая рук: простой здесь просто немыслим.

 Как-то за кофе мне пришлось пообщаться с японскими товарищами «за жизнь». Больше всего удивил тот факт, что ни у кого из докеров не было личного автомобиля. Почему? Ведь Япония - автомобильная страна, которая усадила за руль своих машин полмира. Оказывается, собрать деньги на машину – всего лишь полдела. При покупке еще нужно обязательно предоставить документ, что у тебя есть парковочное место или гараж, иначе машину не продадут. А стоит парковочное место порой не меньше самого автомобиля. Так что после смены простые японские работяги седлают легендарные мотоциклы Yamaha, Suzuki и Kawasaki. Мотоциклистов в стране так много, что для них на дорогах выделяют отдельную полосу.

 

 Рыба превращается 

- Несколько лет назад во время смены экипажа мы вместо обычных двух-трех дней провели на острове Кюрасао целых пять. Все из-за забастовки диспетчеров. Мы даже смогли выбраться за пределы Виллемстада - столицы острова. На запад от него есть несколько озер, где живут розовые фламинго. Эти птицы – живой символ Кюрасао. Фламинго так усиленно кормятся, что почти не вынимают голову из воды. Подойти к ним по специальным мостикам можно довольно близко, да они и не боятся людей: туристы для них - источник пищи. Они приносят пакеты с креветками, которые можно купить неподалеку. И такая пищевая цепочка местных фламинго, честно сказать, испортила. Если предложить им недостаточно крупную креветку, они даже не возьмут ее, так только, глянут недовольно.

Но Виллемстад, как всегда, хорош: мосты, каналы, белоснежные океанские лайнеры и архитектура в голландском стиле. Все это, конечно радует глаз. Но для меня на Кюросао душновато, да и зелени мало. Вот тут и спасает море. Песок на пляже вообще не нагревается, аренда ласт и маски стоит всего пару местных гульденов, а подводный мир острова - просто сказка. Такое обилие цветов и красок! Одна рыба, проплывая мимо меня, вдруг резко, в одно мгновение, раздулась в шар. Говорят, это рыба-еж и так она делает от страха. Думаю, все наоборот: это она так пугает. Во всяком случае, меня она своей выходкой с превращением точно напугала.

  

А дома лучше 

- За столько лет в морях я побывал везде, где только можно. И твердо уверен: лучше дома нет ничего. Для многих Краснодарский край – это пляжи и теплое море. А вот моя малая родина, Мостовской район, в предгорьях. До Кавказского биосферного заповедника рукой подать, а там и знаменитое своей красотой плато Лаго-Наки, и поселок Псебай с его прославленными туристическими тропами. Водопады, пещеры, озера - каждая пядь у нас заветная и уникальная. Взять хотя бы термальные источники в самом Мостовском. Этой зимой мы там с семьей отдыхали. Красота: на улице мороз минус четыре, а ты наслаждаешься теплом в открытом бассейне, от которого пар валит. После такого отдыха становишься как новенький.