К побратимам - на танкере

 Побратимское движение, хоть и относится к народной дипломатии, все-таки для большинства новороссийцев понятие больше виртуальное. Ну, кто может сказать про себя: знаю, видел. Пусть не всех восьмерых «братьев» Новороссийска, пусть хоть каких-то? А вот Сумбат Ашрафьянц, моторист-электрогазосварщик Новороссийского морского пароходства, может – работа такая. Не всех, конечно, только двоих. Но ведь количество тут не самое главное.

А все-таки она падает

                - Раньше я ничего не знал об итальянском Ливорно. Ну, кроме того, что это побратим Новороссийска. И вот однажды морские пути-дороги привели меня в этот город на западе Тосканы. Оказалось, он очень старинный, и, как в каждом древнем европейском городе, здесь каждый булыжник помнит прошлые эпохи. Тут плели интриги и Медичи, и Борджиа, и всякие прочие Висконти, и на его узких улочках про все про это вспоминается. Город имеет живописную набережную и шикарные старинные каналы. Первые этажи жилых домов, как и везде, отданы под кафе и магазины.

Но больше, чем Ливорно, мне запомнился городок в десяти минутах езды от него. Известен он на весь мир – это Пиза. Пизанская башня считается одним из объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Естественно, уж коли пришлось побывать так близко к одному из чудес света, нельзя было не увидеть ее своими глазами. Вот и мы с коллегами нашли время съездить на экскурсию. Все-таки интересно посмотреть то место, где экспериментировал Галилей. Будто бы отсюда, с Пизанской башни, он сбрасывал тела разной массы, проводя свои знаменитые опыты.

Оказалось, знаменитая падающая башня действительно падает. Я даже немного удивился, увидев, что она вся в поддерживающих конструкциях. На фотографиях в журналах их не видно. За 700 лет жизни этой башни итальянцы, чтобы сделать ее более устойчивой, что только ни придумывали. Сейчас, в основном, укрепляют фундамент. 

Дефицит в изобилии

- А вот румынский порт Констанца, другой город-побратим Новороссийска, произвел на меня удручающее впечатление. Может быть, все дело в ее серых угрюмых зданиях? Или в общей бедности, которая ясно читается и по людям, и по архитектуре. Констанце, как и Ливорно, больше тысячи лет. Есть и старинный дворцы, и храмы, но все какое-то неухоженное.

Очень много цыган. Их коробейники как-то умудряются проникать на режимную территорию порта и поднимаются на борт чуть ли не раньше портовых властей. Товар – самый подозрительный: какие-то левые мобильники или пиратские DVD, которые не работали и никогда работать не будут. По городу тоже спокойно не пройдешься – цыганская детвора окружает одиночек и под видом попрошайничества на голубом глазу пытается залезть в карман.

                Зато в Констанце я побывал в фирменном универсаме «Томис». Это название - из моего детства. В советское время обувь этой румынской марки, наряду с чешской «Цебо» и немецкой «Саламандер», была пределом мечтаний. И проходила в разряде «большой дефицит». Обувку, правда, я там себе не приобрел, зато с удовольствием вспомнил старые времена: столько дефицита и без очередей! 

Политика в ритме латино

- Мне очень нравится Пуэрто-Ла-Крус в Венесуэле. В этой стране побратимов у Новороссийска нет. Зато здесь весь народ для нас братский. Наверное, каждый новошиповский моряк хоть раз побывал здесь: ведь это самый крупный в Карибском море нефтяной порт, да к тому же и страна – активный экспортер нефти. Посетить Пуэрто-Ла-Крус и не побывать на бульваре Колумба практически «преступление». Визитная карточка бульвара и всего города - огромный крест из синего стекла.

                Последний раз я был в Пуэрто-Ла-Крус в начале этого года, в самый разгар предвыборной кампании. Страна только что потеряла Уго Чавеса, и ей предстоял выбор между Николасом Мадуро и Энрике Каприлесом. Вроде, и момент не самый простой, и борьба за власть нешуточная. По городу, наряду с яркими агитационными фургончиками обоих кандидатов, даже разъезжали полицейские пикапы с установленными на них армейскими пулеметами. И все равно на каждом углу слышны зажигательные латиноамериканские ритмы. А в целом по общему настроению чувствовалось, что победит Мадуро – ведь основная масса простого народа боготворила Чавеса, чьим приемником он был. Хотя, если честно, мне кажется что венесуэльцы сами по себе такие жизнерадостные и неунывающие, что их настроение от политики не зависит.