Лавка алхимика работает по выходным

Игорь Попов, боцман танкера NS Champion СКФ Новошип, не раз во время своих странствий по миру сталкивался с его загадками.  Таков уж один из плюсов профессии моряка – видеть другие народы во всей красе местной культуры (или бескультурья), обычаев и языков. Теперь он знает, почему китайцы так учтивы, и почему не все нефтеносные страны делают ставку на нефть.   

Из Венесуэлы – как с курорта

- Очень часто приходилось бывать в Венесуэле. Первое впечатление от страны: душно и жарко. Когда только сходишь с трапа самолета, воздух кажется таким влажным, что его глотать можно. К этому, правда, быстро привыкаешь.

Но вот к чему я никак не мог привыкнуть - так это к необычайно резкой смене погоды. Казалось бы, только что сияло солнце и вдруг в мгновение ока небо заволокло, и хлынул проливной дождь. Полчаса - и он закончился, как будто кто-то в небесной канцелярии кран выключил. И тут же, как ни в чем не бывало, опять яркое солнце. Причем, у них там какой-то особый ультрафиолет: этот загар полгода не сходит. Один контракт – и год загорать не надо. Бывало, я возвращался из рейса посреди зимы как будто с курорта.

По выходным здесь устраивают ярмарки местных ремесленников. На прилавках – как в лавке алхимика: шкура анаконды целиком, черепа неизвестных животных и какие-то очень странные поделки. Я не удержался, приобрел тут шикарный ремень из шкуры рептилии, всего-то за пятнадцать долларов.

Не менее загадочны здесь и фруктовые рынки. На лотках – диковинные плоды с названиями, которых мы даже не слышали. А вот кухня местная - ел и ел бы всю жизнь. Как принято в странах Карибского бассейна, основные ингредиенты – свежайшие морепродукты, прямиком из воды. Плюс соусы к ним, в которые повара местных ресторанов под открытым небом кладут какие-то особенные пряности и травы. Получается вкуснятина – пальчики оближешь.

Жабу заказывали?

- А в Китае у меня было одно гастрономическое приключение. Стояли мы там в порту Наньтун, в устье реки Янцзы. Этот мегаполис – типичный китайский «дракон»: экономика развивается как будто на дрожжах, небоскребы тут и там. А где-нибудь за углом вполне можно наткнуться на какой-нибудь древний буддийский храм. Или, к примеру, ресторанчик «для своих», в смысле для китайцев, которые рассчитывают найти в меню блюда из змей или жареных скорпионов.  

Вот в одно из таких заведений мы с товарищами и зашли случайно. Прямо в обеденном зале - аквариум с лягушками. Все выбирают себе жаб поупитаннее – и мы туда же. А ничего не подозревающий будущий обед плавает себе брассом, периодически выныривает и даже квакает.

Как оказалось, жители Наньтуна говорят на каком-то особенном языке. Их все остальные китайцы не понимают. Мне-то, конечно, что китайский, что наньтуньский – сплошная загадка, равно непонятно. Так что использовали также популярный в Китае универсальный язык вежливости. С ним языковой барьер значения не имеет, главное все время улыбаться и кивать.  Сами китайцы так и делают, и слывут людьми порядочными и учтивыми.

Береженого Бог бережет

- Противоречивые впечатления оставил арабский мир. Ливия, Марокко, страны Персидского залива: повсеместно местные очень ленивы и высокомерны. Сталкиваешься с этим сразу же в порту: шланговщики ничего не хотят делать, работаем за них мы. А портовые власти ходят целыми стадами в надежде на бакшиш. Плюс пиратствуют арабы не меньше сомалийцев. Вот идем мы, предположим, мимо Йемена: выставляем усиленные вахты, расширяем обзор видеокамеры на корме, держим наготове пожарные рукава, навариваем дополнительные двери на машинное отделение. Береженого, как говорится, Бог бережет.

Но при этом в столице Катара, Дохе, - я там сменялся - мне даже понравилось: народ - почти европейцы, ведет себя цивилизованно. А сам город просто цветет, строятся отели, бизнес- и развлекательные центры. Местные столпы общества понимают, что  нефть скоро кончится, а значит, нужны альтернативные источники доходов, надо развивать туризм.