Мишка в тропиках

Вячеслав Варельджан работает на «НС Прайд» СКФ Новошип.  Он самый молодой боцман пароходства. Хорошая палубная команда, цепкий взгляд – что еще нужно настоящему боцману? Ну, может быть, пара историй…

Докажи, что не араб

- Когда я работал на судах «СКФ Алтай» и «Павел Черныш», на карибском острове Кюросао бывал постоянно. Его столица Виллемстад стала для наших экипажей чуть ли не домашним портом. И город, надо сказать, красивый! На набережной разноцветные яркие дома в типичном голландском стиле, ведь основали его когда-то голландцы. Вид настолько неповторимый, что еще в прошлом веке набережную города внесли в список всемирного наследия Юнеско.

В пышных особняках тут расположены многочисленные бутики, рестораны, музеи и кафе. Береговая линия изрезана заливчиками, которые пересекают разводные мосты. Среди них и тот, по которому я с удовольствием прогуливался: понтонный разводной мост королевы Эммы, местные жители ласково называют его «качающейся старой леди», потому что он правда старый, 19 века постройки, и да, он качается на воде. При этом город четко делится на туристическую часть и районы для местных. Туристическая – это какой-то вечный праздник. Здесь уличные фокусники, акробаты на ходулях, какие-то театрализованные представления. Местные жители – это в основном обслуживающий персонал. Они как невидимки: говорят на четырех языках, но при этом слова лишнего от них не услышишь. А вот за пределами туристической зоны лишний раз появляться не стоит.

Но однажды со мной случился казус и в благополучной туристической зоне. Я в рейсе могу и не бриться, так вот из-за этого меня приняли за араба. И заявили в магазине: «Мы арабов не обслуживаем». Оказывается, полвека назад здесь произошел конфликт с местной арабской диаспорой. Пришлось удостоверение личности моряка показывать, чтобы доказать, что я из России, моряк.

Выручили и денег не взяли

- Как-то раз, когда я работал на SCF Plymout, у нас была смена экипажа в Сингапуре. Чудесный город, но цены здесь высокие, а достопримечательностей много и времени всего пара дней. Желания и планы приходилось жестко фильтровать. Мы с товарищами успели побывали на знаменитом сингапурском колесе обозрения, самом высоком в мире тогда, на острове развлечений Сентоса, в парке аттракционов студии Universal. Но больше всего запомнился сингапурский зоопарк. Его называют также зоопарк Мандай. Мы там целый день бродили - и половины не обошли. Чтобы посетителям было легче передвигаться, по территории курсируют трамвайчики, лодки и конные экипажи. Животных здесь держат практически в естественных условиях. От посетителей они отделены рвами, замаскированными растительностью, а самые опасные еще и стеклом. Среди посетителей здесь всегда много ученых. Зоологи со всего мира проводят наблюдения, исследования и эксперименты в почти естественных условиях. А символ Мандая – «мишка на Севере», настоящий белый медведь. Ведь это единственный в мире зоопарк, где в тропиках разводят белых медведей.

В Сингапуре много этнических районов, по которым мы с удовольствием погуляли. Где-то в китайских кварталах поняли, что заблудились. Конечно, тут же выяснилось, что в отличие от других диаспор Сингапура, китайцы английского не знают. Только мило улыбаются и головой качают. Хорошо, что нам попались местные полицейские. Они усадили нас в свой «форд» и довезли до гостиницы. Я даже предложил им денег в благодарность, но патрульные одарили меня взглядом, в котором была вся совесть Сингапура, мне аж стыдно стало.

Макрель с триумфом

- Нет ничего хуже, чем работа в африканских портах. Мы как-то стояли в порту Комсар, крупнейшем в Гвинее, так даже на причал не стали сходить – мало ли, какая очередная болячка вроде Эболы сейчас гуляет по экваториальной Африке. Местные портовые власти  назойливыми табунами ходят с какими-то надуманными проверками и откровенно попрошайничают. Но главное, тут воруют все, что плохо лежит. Схема отработанная: под покровом ночи по канатам залазят в  помещение полубака, а там всякий судовой инвентарь. В общем, ввели на судне уровень опасности «2» и все их попытки поживиться неоднократно пресекали.

Но есть в водах экваториальной Африки и свои плюсы, например, рыба тут такая, что ловить ее надо не на удочку, а на линь. Это такая тонкая веревка с наживкой из кальмара, на которую и ловят здоровенную макрель. Рыба сильная, умная, выносливая, ее не ловишь - на нее по-настоящему охотишься. А когда поймаешь, испытываешь невероятный триумф. 

WILLEMSTAD, CURACAO