Моряки не пленники

В новороссийскую инспекцию ITF обратился российско-украинский экипаж балкера Victoriya (флаг Белиз). Моряки просят содействия в организации возвращения домой, 9 членов экипажа из 22 работают сверх нормальной продолжительности контрактов. У троих моряков серьезные проблемы со здоровьем, однако из-за карантинных ограничений получить квалифицированную медицинскую помощь невозможно.

– Мой муж в тяжелом состоянии, и мы не знаем, насколько это опасно, – рассказала нам по телефону супруга сварщика из Новороссийска Ирина. – Болит под ребрами справа, это может быть все, что угодно. Провели телемедицинские консультации, предполагают, что у него холецистит. А лечить предложили диетой. Его не госпитализируют, судовладелец ссылается на то, что он на борту всего 8 месяцев, а не 11.

У матроса Victoriya тоже диагноз предположительный – нейроциркуляторная дистония, у моториста – острый отит. Никто из них не может ни получить адекватную медицинскую помощь, ни репатриироваться. «Их не смогли списать в Тайланде, страна закрыта, потом обещали списать в Фуджейре, тоже не вышло, теперь они идут в Иран, – продолжает супруга моряка. – Мы посмотрели, у них открыто авиасообщение с Турцией, судя по всему, оттуда можно вернуться домой».

Согласно данным интерактивной карты ITF, смены в Иране действительно возможны, с соблюдением карантина. Эту информацию нам подтвердил и координатор ITF в арабских странах и в Иране Мохамед Арачеди, подчеркнув, что смена будет зависеть от наличия авиабилетов. «Вопрос в том, захочет ли судовладелец заниматься организацией репатриации», – комментирует инспектор ITF в Новороссийске Ольга Ананьина, к которой обратился за помощью экипаж балкера Victoriya.

Напомним, на сегодняшний день в мире 550 тысяч моряков не могут вернуться домой. Количество тех, кого удалось поменять, составляет чуть менее 65 тысяч человек или 11.8% от общего числа тех, кто работает сверх нормальной продолжительности контрактов. Месяц назад количество смен составляло лишь 10%.

Как отмечает О. Ананьина, ситуация со сменами напоминает качели. "Некоторые страны, которые раньше были «открыты», вдруг внезапно ввели такие жесткие требования для списания моряков, что выполнить их чрезвычайно трудно: тест на COVID-19, который должен быть действителен в течение 48 часов, обязательный карантин для сменщиков, множество заполненных бумаг, – говорит новороссийский инспектор. – Моряки, которые обращаются к нам, пересиживают минимум 1 контракт, это 4 месяца. А максимальный срок  работы – это 16 месяцев на борту. Можете себе представить столько времени в изоляции? Моряки ведь не пленники, они действительно ключевые работники, от которых зависит жизнь на берегу: 95% всего того, что мы видим вокруг, перевозится морем".