На планете есть места клёвые и не очень

График работы у моряков настолько плотный, что выйти в  увольнение на берег получается не всегда. Но для Григория Константиновича Веремеенко, боцмана NS Pride (СКФ Новошип) есть  другие плюсы в профессии моряка. Для него из всех «бонусов» самый любимый  - это рыбалка в экзотических местах планеты.

 

Вот это окуня, сапог им в рот!

- Каким шикарным может быть улов, когда стоишь у берегов канадского Ньюфаундленда!  Что скумбрия, что селедка – просто загляденье.  Случалось удить рыбу и под Гибралтаром, в Средиземном море – там для бывалого рыбака тоже рай. Но самая запоминающаяся рыбалка за все тридцать лет моей карьеры была у берегов Омана, в Аравийском море, где-то лет пятнадцать назад.

В любом издании для рыболовов-любителей вам скажут, что  Аравийское море - одно из самых зарыбленных мест в Мировом океане. Одних только промысловых рыб здесь почти сто видов. Среди них: тунец, марлин, сардина, рыба-парусник, макрель, рыба-капитан. В общем, глаза  разбегаются.

Стояли мы под Оманом  в ожидании погрузки долго. Поэтому даже те, кто никогда не рыбачил, все равно пристрастились к этому хобби. А каково было мне, заядлому рыбаку? Казалось, отстоял вахту – и иди  спать. Нет же – удочку в руки и вперед. Вот что значит охота пуще неволи.  И это при том, что хоть солнце за горизонт и закатилось, а духота и влажность все равно непереносимые.

Так как мы стояли рядом с берегом, то в основном нам попадался местный окунь - прибрежные воды, его любимое место обитание. Представляете, не было ни одной рыбешки меньше 20 килограмм. А морды у них здоровые - сапог в рот засунуть можно.

А наш стармех, тоже любитель коротать свободное время с удочкой, все упрашивал капитана, что бы тот судно ещё ближе к берегу  подвел. Именно там водятся самые жирные окуни и самый лучший клёв. «Еще ближе - и окажемся на пляже», - недовольно бурчал на него капитан.

А уж какие блюда наш повар, Петр Репин, делал из этих окуней – просто закачаешься. Он кстати, и сам рыбак еще тот. Но в конце концов он экипажу поставил условия – мелкую рыбешку отпускать обратно в море. И так вся артелка оказалась забита здоровенными «торпедами».

Но, как оказалась, в этих водах охотились не только мы. Тут обитала и «бешенная» барракуда. Надо сказать, настрадались мы от нее. Она гоняла туда сюда как «энерджайзер» и сносила все на своем пути – крючки, лески. Многие снасти нам пришлось  делать заново своими руками. Вот это была конкурентка!

 

Не до рая

- Другой бонус профессии моряка – путешествие по заморским странам – с каждым годом получить все сложнее. Последние годы работаем в Венесуэле. Возим нефть между портами на озере Маракайбо и Венесуэльским заливом. По сути дела находимся в каботажном плавании.  В среднем переход длиться  часов десять. Бывали дни, когда постановка и подъём якоря случались по четыре раза за сутки. Где уж тут найти время для выхода в город?

Кто-то может сказать – так это же тропический рай. Как бы не так. Местный климат жрет железо с бешеной скоростью. И экипажу надо приложить немало сил, чтобы грузовая и другие системы судна работали исправно.

Да и сама Венесуэла сейчас просто кошмар. Сплошная нищета. И хотя с нашими долларовыми зарплатами там чувствуешь себя королем, выходить на берег особого желания нет. То, что у них творится, напоминает последние годы СССР. Простите, даже туалетной бумаги нельзя купить. Качественные продукты - только за наличку. Даже снабжение нам возят контейнерами с Кюрасао.

 

Игуана в человеческий рост

- Вот как раз на Кюрасао   свой кусочек тропического рая я и  урвал. Однажды наш экипаж  меняли там, и у меня была возможность познакомиться с этим островом поближе.

Казалось бы, всего в восьмидесяти километрах от Венесуэлы, а тут и климат мягче, и народ живет сытнее. Всю влажность и духоту сбивает приятный ветерок с Карибского моря.  Прибавьте к этому  красивейшую береговую линию, застроенную типичными нидерландскими зданиями позапрошлого века эпохи. Старые районы острова связаны между собой крупнейшим на Карибах мостом. В гавани порта имеется плавучий рынок, собранный из барж и понтонов. Так что, есть на что посмотреть, поэтому не удивительно, что здесь полно туристов.

На острове рай не только для туристов, но и для кактусов и игуан. Последние шныряют тут как кошки. Местные жители даже увековечили этих пресмыкающихся  в малой архитектурной форме. Ну как в малой - в здоровенной скульптуре с меня ростом. Вот с такой ящеркой  я не хотел бы встретиться.