На флоте невозможного нет

Владимир Кругов, старший механик NS Corona Новороссийского морского пароходства, мальчишкой прочитал все книжки о капитане Джеймсе Куке, которые смог найти в библиотеке родного села Красное Ставропольского края. А на уроках географии в школе он с закрытыми глазами мог показать на карте весь путь знаменитых экспедиций Фаддея Беллинсгаузена и Михаила Лазарева. Одна проблема: к тому моменту, когда Владимир окончил школу, никакой работы для первооткрывателей уже не осталось. Пришлось становиться моряком.

 

Уже первые шаги на пути к профессии позволили ему убедиться: десять раз прав тот, кто позволяет себе мечтать. Курсантом Одесского высшего инженерного морского училища он и в Средиземное море ходил, и сумрачные льды Рейкьявика видел, и даже побывал на закрытой для рядовых граждан базе подводных лодок в Балаклаве. Что, в общем, не удивительно - с такой-то профессией. Но самой запоминающейся оказалась практика на танкере «Самарканд» Новороссийского морского пароходства.

                - Первые вахты я стоял тогда с Валерием Темежниковым, - вспоминает Владимир Владимирович. – Это потом он стал легендарным мистером «Ти», так много сделавшим для обновления флота ОАО «Новошип». А в наши с ним семидесятые он был молодым и шустрым четвертым механиком. Почти все, что я знаю о вспомогательных котлах, я узнал от него. И английским он в те давние годы уже владел как родным – поверьте, тогда это встречалось на флоте не так уж часто. Меня, курсанта, поразил тогда высокий уровень компетентности и подготовки в экипажах Новороссийского пароходства. И я понял: если хочешь работать на лучших судах в одной команде с лучшими специалистами, идти надо сюда. Так в 1976 году я и оказался в Новороссийске.

                Надо сказать, пароходство его ожиданий не обмануло. Первое судно - «Ленинабад». Спустился в машину и ахнул: весь главный двигатель увешан какими-то загадочными датчиками. Оказывается, это старший механик Игорь Горяинов проводил исследования по автоматическому вводу главного двигателя в режим полного хода. «Автоматическому» здесь ключевое слово. И было это в эпоху, когда все на флоте приходилось делать вручную, когда даже продвинутые японцы только начинали свои эксперименты с автоматикой на судах. В общем, техника на грани фантастики – вот что это были за исследования. А какие люди этот технический прогресс двигали!

                - Представьте, наш токарь Сергей Шевченко в условиях моря мог выточить микродатчик в несколько микрон толщиной. Ювелир! - вспоминает Владимир Кругов. – Именно тогда я и понял, за что люблю свою работу: выяснилось, что на флоте нет ничего невозможного.  

                В восьмидесятых годах, в самый разгар ирано-иракской войны, пароходство совместно с «Совфрахтом» командировало своих специалистов на иракские суда. Среди них был и второй механик Владимир Кругов.

                - Комсостав был русский, а рядовые – иракцы. Какое же это было «веселье» - работать с ними, - рассказывает он. – Выяснилось, что мотористы из них никакие. Бывало, пошлешь его узнать какое давление в котлах, а он возвращается и твердит как заведенный: «Двадцать градусов по Цельсию». Мы потом поняли, что они и не мотористы вовсе. Для «золотой иракской молодежи» эта работа на флоте была способом откосить от мобилизации во время войны. Они про машинное отделение и не знали ничего. Ну а нам, офицерам, приходилось тогда работать и за себя, и «за того парня».  

Вообще за годы работы в море чего только видеть не довелось. Например, как настоящая миллиардерша лично по судовым танкам с проверкой лазит.

- Это было, когда пароходство решило продать танкер «Герои Новороссийска» известному греческому судовладельцу Аристотелю Онассису, - рассказывает Владимир Владимирович. - Принимать судно приехала его дочь Кристина. Надев белоснежный комбинезон, она сама осмотрела все танки, проверила каждый шурупчик, не побоялась маникюр испортить. И ведь как смотрела: со знанием дела.

В девяностых Владимир Владимирович уже был старшим механиком. Одно из первых судов, на которое он пришел в должность, был танкер «Механик Хмелевский». Он стал для молодого «деда» не только проверкой на профпригодность. Видно, пришла его очередь лично подтвердить свой собственный тезис: на флоте невозможного нет.

- Предыдущие хозяева-греки измотали систему закачки забортной воды, - рассказывает стармех. – Нам пришлось ее полностью переделывать. А в результате мы получили механизм, который оказался лучше родного японского, смонтированного еще на верфи.

                Впрочем, в этот период молодой «дед», понял и другое: технические задачи в его работе уже не главное. Главное – люди, команда. Поэтому следующее его судно - «Кубань» - стало для него настоящей фабрикой кадров.

- Тогда, в девяностые, многое поменялось в жизни моряков: стало больше автоматики, выросла и ответственность, - делится опытом Владимир Владимирович. -  С тех пор контракты стали короче, ротация кадров - норма, а значит и возможности для воспитательного маневра теперь намного уже. Иногда с учебной скамьи к нам приходят такие инженеры, которых даже теоретиками назвать трудно, не говоря уже о практических навыках.

В те годы у него и сложился свод собственных правил, одно из которых - сначала научить, и только потом требовать. Так рядом с ним выросли толковые молодые специалисты, знающие машину как свои пять пальцев. Теперь он не без гордости называет в этом ряду второго механика Валерия Погорелко и третьего механика Константина Полтавского. С ними он работает сейчас на NS Corona.

За почти 40 лет работы в море Владимир Кругов не раз был отмечен профессиональными наградами: корпоративными нагрудными знаками отличия «За безаварийную работу на морском транспорте» 3 и 4 степени, медалью Союза российских судовладельцев, а также юбилейной ведомственной медалью «300 лет Российскому флоту».

И снова выяснилось: приличный багаж бесценных знаний, надежные люди в команде – это хорошо. Но и это еще не все. Не менее важны интуиция, чутье: 

- Помню, в последнем рейсе на NS Corona работаю в офисе, а меня будто что-то толкает: «Сходи в машину, сходи в машину». Не выдержал, спускаюсь и вижу - система питания вспомогательных котлов вот-вот даст сбой, датчик прямо из себя выходит. Все, конечно, мигом исправили. Но какое рациональное объяснение можно дать вот этому «Сходи!»? Одно я теперь  точно знаю: без интуиции ни в «машине», ни в море вообще – никак.

Владимир Кругов старший механик NS Corona