Не убоявшись гнева Посейдона

Раньше считалось, что настоящий морской волк должен не только пересечь экватор, но и пройти проливом Дрейка, который славится своими сумасшедшими штормами. Юрий Ригованов, матрос танкера «Московский Кремль» СКФ Новошип, за тридцать лет в морях на экватор с его географическими парадоксами уже давно насмотрелся. А вот случай покорить пролив Дрейка ему впервые представился только в прошлом году.

Нормальные герои всегда идут в обход

- Летом 2013 года мы шли из Рио-де-Жанейро в чилийский порт Талькауано. Чаще всего курс в Тихий океан лежит через Магелланов пролив. И теперь я понимаю почему: нормальные герои всегда идут в обход, и правильно делают. Магелланов пролив, хоть и сложен для судоходства, но с проливом Дрейка не сравнится. Дело в том, что мимо мыса Горн проходит мощное течение Западных ветров. Оно и является причиной штормов, самых ужасных на планете. 

В один из таких мы в тот раз, конечно, попали. Только представьте:  встречный ветер не меньше сорока метров в секунду, волна все 15 метров высотой. Были моменты, когда  двигатель молотил на полную мощность, а судно на месте стояло, ну или два-три узла в час делало. А когда мы после всех перипетий добрались до Чили, наш капитан Валентин  Васильевич Гелас выдал всем памятные дипломы о прохождении этого знаменательного и грозного пролива. Будет о чем внукам рассказать!

Небоскребы, небоскребы, а я маленький такой!

- Тот, кто думает, что самый большой американский порт - это Нью-Йорк, ну или Лос-Анджелес, ошибается. Порт номер один в Штатах - это Хьюстон. А груз номер один в порту номер один - это, конечно, нефть. Должен сказать, что именно новошиповские танкера привозят в Хьюстон львиную долю этого «черного золота».

Местные гордятся своим городом и называют его Space city, ну что-то вроде  «космограда». Это все потому,  что в Хьюстоне находится известный на весь мир тренировочный центр NASA. Мне кажется, название  – точнее не придумаешь. Здесь и горожане – люди мира, полный космополитизм: есть крупные общины  мексиканцев, вьетнамцев, поляков и многих других. Ну и, конечно,  русских, у них даже выходит своя газета с потрясающим названием «Наш Техас».

Бывая в Хьюстоне, моряки, как правило, дальше соседнего гипермаркета Wal-Mart не ходят. А их же строят на окраине - в Америке это районы с одноэтажной застройкой. А вся жизнь кипит, конечно, в центре. Хьюстон не Нью-Йорк, но и тут в центре голова от высоток кружится. В окружении полусотни небоскрёбов этажей в семьдесят-восемьдесят чувствуешь себя песчинкой.

И еще одна деталь, на этот раз о нравах. На судно мы возвращались на такси. Водила оказался  болтливый, на любую тему «тра-ля-ля» без умолку. Короче заболтался так, что завез нас совсем не туда. Но тут надо отдать ему должное: как только понял, что заблудился, - счетчик отключил и лишнего не взял. А мне тогда вспомнились московские таксисты, всегда готовые воспользоваться тем, что пассажиры города не знают. Они-то счетчик не отключат.

Китайский, русский, дальний

- Еще мне запомнился Далянь, крупный китайский порт,  примерно такой же, как Новороссийск. Он, конечно, китайский, но при этом и очень русский. А все дело оказалось в его истории. Сто лет назад это была заштатная рыбацкая деревня Циннива, совершенно  китайская. Потом она оказалась в зоне грандиозного  международного транспортного проекта: строительства Китайско-Восточной железной дороги – знаменитой КВЖД, принадлежавшей российской короне. Дорога должна была открыть путь российским товарам (а при необходимости и штыкам) на Дальний Восток.

Русские купцы взяли деревушку в аренду у императора Поднебесной, за три миллиона червонцев золотом. И развернули там строительство одной из важнейших узловых станций. Так и появился в Китае русский город Дальний. Всего за семь лет на месте рыбацких лачуг появился порт, оборудованный лучше своего основного конкурента в регионе - Шанхая. Считается, что на тот момент это был самый красивый по планировке русский город на Дальнем Востоке. В годы русско-японской войны Дальний захватили японцы. Но при этом его развитие самураи продолжали по градостроительным планам российских инженеров. Россия вернула Дальний только после Второй Мировой Войны, однако уже через пять лет навсегда отдала его Китайской Народной Республике.

Сейчас Далянь - огромный мегаполис. Но память о русском прошлом здесь – это улицы, скверы и целые кварталы,  построенные нашими. А местный «Арбат» китайцы называют  Русской улицей.