От кадета до механика

Путь к себе лежит порой через Африку

Владислав Колесников, четвертый механик на танкере «Калуга» (СКФ Новошип), - потомственный моряк. Его отец тоже флотский инженер, начинал когда-то с мотористов, а сейчас уже стармех. Не удивительно, что Владислав о другой профессии даже не помышлял.

Обе его учебные практики прошли в компании «Новошип». Первая - на танкере NS Leader в 2014 году. И было это так: для того, чтобы ознакомить кадетов с заведованием разных номерных механиков, их поочередно ставили в помощь каждому из них. Особенно продуктивным оказалось изучение линейной грузовой системы NS Leader, в дальнейшем это очень пригодилось Владиславу в его уже настоящей работе.

- Там же, на первой практике, я столкнулся с одной из самых распространённых проблем морского образования: мой английский, как выяснилось, никуда не годился, - рассказывает он. - Как-то раз во время стоянки на Багамах у нас, кадетов, выдался свободный день. Так вот оказалось, что никто из нас не может даже по-человечески изъясниться с капитаном катера, который отвозил нас на берег и обратно.

Поэтому после практики Владислав серьезно погрузился в «инглиш». И выбрал для этого самый несерьезный подход: начал читать… сказки. Все незнакомые слова и речевые обороты выписывал в специальную тетрадку. И уже ко второй практике его английский стал значительно лучше, а на смену сказкам пришел Артур Конан Дойл.

Новые знания пришлись очень кстати. Под конец второй практики Владиславу несказанно повезло: его танкеру Tavricheskiy Bridge после 10 лет эксплуатации как-раз в 2016 году полагался плановый ремонт в хорватской Риеке. Возможность увидеть почти все машинные механизмы в разобранном состоянии и поучаствовать в их ремонте – это бесценный опыт для судового инженера. Бывает, что механик уже опытный, за плечами годы работы на флоте, но ни одно судно в ремонте так и не застал. А тут всего лишь кадет…

- Я помогал, чем мог, сервисным инженерам компании Saacke в ремонте газотрубного котла, - рассказывает Владислав Колесников, - участвовал в монтаже новой системы очистки забортной воды, которую требовали обновленные правила IMO. А самое главное, мы с нашим четвертым механиком Даниилом Мальцевым, который был моим наставником, хорошо потрудились над инсинератором: заменили часть старой кладки, футеровали его стены. Это было то, что надо, ведь дипломную работу я писал как раз по инсинераторам. Конечно, не самой большой сложности техника, но увидеть ее устройство изнутри было для меня, курсанта, очень важно. Та практика в пароходстве многое мне дала, да и не только мне. Все мои однокурсники, которые, как и я, были кадетами в «Новошипе», потом с удовольствием пришли сюда работать.

 

За неделю до своего первого контракта на танкере «Калуга» Владислав Колесников узнал, что в его заведовании будут не привычные для четвертых механиков котлы, а вспомогательные двигатели. Пришлось на семь дней окопаться в библиотеке пароходства и пристально изучить мануалы.

На судно Владислав летел вместе со старшим механиком Михаилом Поповым. «Не освоишь линейную выгрузку за две недели - будем искать тебе замену», - полушутя-полусерьёзно мотивировал он Колесникова. И начинающему судовому инженеру осталось только добрым словом вспомнить свою первую практику на NS Leader. С грузовой системой этого типа он был уже немного знаком.

Впрочем, выяснилось, что все не так страшно. И даже если бы у молодого четвертого и не было такого шанса в свое время, без внимания и поддержки машинной команды, он бы, конечно, не остался. Это Владислав почувствовал сразу же, как попал на судно.

- Наш третий механик Игорь Иванович Задорожний по первому зову готов протянуть руку помощи, - рассказывает он. – Настоящий инженер, в его руках любая работа спорится. Второй механик Андрей Александрович Кихтенко не раз меня удивлял, я столько важного от него узнал, сколько на профессорских лекциях в университете не услышишь.

А стармех Михаил Владимирович Попов сразу взялся приучать вчерашнего курсанта Колесникова к порядку в «бумажной» работе: правильно оформлять заявки на расходный материал и ЗИП. А чтобы молодой офицер не расслаблялся, держал его в тонусе заковыристыми вопросами, подталкивал к изучению заведований третьего и второго механиков.

Свои задачки на засыпку подбрасывала и сама жизнь. В обширном заведовании четвертого нашелся механизм с характером: масляный нагреватель перестал выдавать заданную температуру. Ситуацию исправит только чистка, только как это сделать? «Калуга» работает в Средиземке, возит нефть из стран северной Африки в южную Европу: Италию и Францию. Переходы короткие, грузовые операции нон стоп, а для чистки понадобится не один день.

- И вот именно в этот момент наш фрахтователь направляет судно в Малайзию, - вспоминает Владислав Колесников. – А поскольку в Йемене в тот момент шли боевые действия и хозяйничали террористы, мы двинулись в обход Суэцкого канала, через Гибралтар и Мыс Доброй Надежды. Длинный переход вокруг Африки – это было как раз то, что мне и нужно: разобрал свой нагреватель, почистил его как следует, и он тут же исправился, стал выдавать требуемую температуру. С этого момента я и полюбил длинные переходы. Есть время, чтобы починить и наладить все, что нужно. Эта любовь, как выяснилось, и отличает кадета от механика в должности.

А еще Владислав навсегда запомнил один из важнейших принципов работы судового инженера: глаза боятся, а руки делают. Так говорил Даниил Мальцев, четвертый механик на Tavricheskiy Bridge, который был его наставником на второй практике. Для Мальцева тот контракт был уже пятым в должности, поэтому «зеленому» кадету он казался бывалым первопроходцем в неизведанных джунглях. Принцип, кстати, рабочий, Владислав потом и сам не раз его испытал в реальных условиях моря.

 

Бодренько начался и «крайний» рейс на «Калуге». Не успел подняться на борт, как его уже зовут: дала течь гидравлическая труба, обеспечивающая швартовые механизмы.

- Вообще в этом рейсе палубная гидравлика частенько капризничала, - рассказывает четвертый механик. - Помню, на погрузке в Брунее гидравлический шланг на судовом грузоподъемном кране прохудился. Пришлось действовать быстро: подобрали с мотористом в качестве временной замены новый шланг, хоть и не «родной», но по размеру, и резьба та же. Главное, чтобы простоя не было.

Сейчас Владислав уже чувствует: он на своем месте. Следит за графиком ремонтных работ, изучает заведование старших товарищей, готовится к прохождению инспекций.

- Веттинги – это, пожалуй, одно из самых ответственных мероприятий, – рассказывает Колесников. - К любой проверке вообще мы готовимся заранее, а в случае веттинга так и вовсе за месяц, чтобы нигде под движком даже намека на масляное пятно не было. Последний веттинг у нас был в Китае. Помню, инспектор прошелся по машине - никакой критики. Тогда он заставил меня надеть спасательный костюм, а сам секунды отсчитывает. Но и тут я в положенную минуту уложился. В общем, прошли без замечаний.

Владиславу Колесникову хватило нескольких рейсов, чтобы понять: работа в море и ответственная, и трудная, и серьезная, по любому не сахар. Но плюсов в ней гораздо больше, чем минусов. И главный - это достойная зарплата, такую на берегу вчерашнему выпускнику ВУЗа никто не предложит. Ну и, конечно же, знаменитый бонус моряка – возможность увидеть весь мир.

- На данный момент у меня за плечами всего четыре рейса. Но я уже видел музей NASA в Хьюстоне, который для любого любителя техники словно Диснейленд, - перечисляет он. - В Ульсане побывал в старинном буддийском храме, полы которого за сотни лет до блеска отполированы ногами паломников. Там так спокойно и тихо, будто уже достиг нирваны. А еще в Италии я посетил знаменитую Пизу и нашел там немало необычных ракурсов для фото. Эти впечатления уже часть моей жизни, а впереди еще столько всего!