Повелители льдов

Совсем недавно в группе компаний «Совкомфлот» появилась новая корпоративная награда - «Ледовый капитан СКФ». Она вручается за безаварийную работу в ледовых условиях. В этом году ее удостоились восемнадцать  капитанов «Новошипа». Каково это, работать в самых суровых регионах земного шара? И не просто работать, а с максимально полезным результатом? Об этом рассказывает Николай Марченко, капитан танкера «NSPride», один из ледовых капитанов СКФ.

- Работа в субарктическом регионе - это действительно целый ряд специфических опасностей: дрейфующие  айсберги, сжатие льдов, облипание корпуса снежно-ледяной подушкой, - рассказывает капитан Марченко. – Взять хотя бы обледенение: корка льда может нарастать со скоростью сантиметр в час.  Последствия для судна, если вовремя не принять меры, могут оказаться непредсказуемыми. Его даже к причалу не поставят - оставят на рейде оттаивать. А это простой и убытки для компании.

Именно способность противостоять таким тяжелейшим условиям выделяет ледовых капитанов. Недаром  в 2011 году руководством ОАО «Совкомфлот» была создана Лига ледовых капитанов. В этот  элитный клуб входят те, кто имеет опыт безаварийного плавания в северных широтах и льдах.

- Я вам больше того скажу: в Канаде, к примеру, есть такие штучные  специалисты, как ледовые консультанты (ice advisor). Это - отдельная каста. С осени по весну они занимаются проводкой судов во льдах к Великим озерам, а летом возят туристов к берегам Гренландии. Мне всегда было очень интересно понаблюдать за работой такого эксперта по льдам. И вот этой зимой мы работали на реке Святого Лаврентия, в Канаде. Погода была на редкость суровая, ледовая обстановка соответствующая, - рассказывает капитан Марченко. - Чтобы подстраховаться, мы настояли, чтобы фрахтователь нанял такого ледового эксперта. Его звали Пьер. Так вот он, следуя особым знаниям ледовых повадок, собственной интуиции и бог знает чему еще, как следопыт, выводил  нас на участки с разреженным льдом. За шесть дней, что он был на борту, я получил настоящий мастер-класс по радиолокационному наблюдению за ледовыми полями.

Кстати, с коварным канадским льдом Николай Михайлович сталкивается не в первый раз. В 2004 и 2005 годах он уже работал здесь на химовозе «MCT Arcturus»:

- Попасть в ледовый плен здесь может даже опытный капитан. Чередование участков торосов, припая и битого льда непредсказуемо меняется каждый день. Проложить безопасный маршрут в этих условиях - настоящее искусство. И нам с «MCT Arcturus» это удалось.

А в конце девяностых на танкере «Илья Эренбург» он бункеровал рыбопромысловые суда в Охотском и Беринговом морях. Здесь лед становится уже в октябре-ноябре. Регулярные метели, многочисленные дрейфующие айсберги, которые требуют от капитана искусного маневрирования – это норма. Бункеровка дизеля и мазута при температуре минус тридцать градусов по Цельсию требует от команды работы в режиме, близкому к авральному.

- Мало того, что в этих условиях надо укрывать швартовые механизмы, пожарные магистрали и другие важные конструкции, постоянно подогревать топливо и балласт, - рассказывает Николай Марченко. – Порой экипажу приходится творить чудеса. А на крайний случай у нас всегда под рукой было наше тайное оружие – колотушки, ими мы оббивали лед.

Любой опытный капитан понимает: команда – это все. Новые технологии связи,  стандарты управления и безопасности - это хорошо и очень важно. Но еще важнее люди, в чьих руках все эти технологии работают, не смотря на льды и торосы.

- Хороший спец сегодня - товар штучный, - рассказывает Николай Михайлович. - У меня в команде едва ли не каждый на вес золота. Вот, например, старпом Александр Кваша - с ним мы понимаем друг друга с полуслова. Его грузовые и швартовые операции, будто в слаженном оркестре, отрепетированы до секунды. Во время погрузки его правой рукой становится донкерман Степан Соколов – на нем завязаны все важнейшие технологические процессы. И я знаю, что он выполнит все грузовые операции безукоризненно. Другая моя опора - старший механикВасилий Дьячков. На его команду я могу безоговорочно положиться и знаю, что «машина» не подведет. В ней, кстати, работает токарь Юрий Богачев – другого такого не найдешь. Повезло мне и с рядовыми, такими как матросы Юрий Трогиянов и Денис Оборочан.

Сегодня суда с ледовым классом составляют более 33 процентов флота СКФ.  Созданием Лиги ледовых капитанов «Совкомфлот» заявляет: он пришел в северные широты основательно и надолго.

Николай Марченко, капитан танкера «NSPride»