Почему на флоте "пассажиров" не любят

Машинное отделение на судне - это несколько этажей сложнейших инженерных сооружений. Поэтому Игорь Лукинов, второй механик «СКФ Нева» (ПАО «Новошип»), считает, что механику мало быть грамотным - нужно еще быть трудолюбивым и очень выносливым.

Плавательную практику Игорь Лукинов проходил в 2005 году на танкере «Краснодар». Для многих курсантов Государственного морского университета имени адмирала Ушаковаэта практика - своеобразная разведка боем, после которой понимаешь: тебя еще тянет работать в море или уже нет? Семь месяцев в качестве engine cadet дали Игорю в ответ твердое «да».

И немалую роль в этом сыграл второй механик «Краснодара» Николай Иванович Меньшов. Для молодых курсантов он стал образцом судового инженера.

- У него во всем такой порядок - просто загляденье, – вспоминает Лукинов. - Документы - папочка к папочке, весь ЗИП по полочкам, и в любой момент рабочего времени он мог точно сказать, где и чем занят тот или иной моторист.

Но самое главное, за полгода общения со вторым механиком в мировоззрении молодого курсанта укоренилась одна очень правильная мысль: все, что сделано руками человека, другой человек всегда сможет починить.

- Мы, кадеты, не сидели у него без дела, - рассказывает Игорь Лукинов, - то участвовали в замене рамового подшипника главного двигателя, то в починке вала на сепараторе тяжелого топлива, то меняли сальники топливных насосов. Ну и моточистка вспомогательного двигателя – куда же без нее?

Все старания молодого engine cadet окупились сторицей. В характеристике, которую ему дали на судне по завершении практики, была фраза: «рекомендуется для работы в должности четвертого механика на судах Novoship. Естественно, такая оценка деловых качеств молодого человека дорогого стоила.

И конечно, сразу после получения в 2007 году диплома ГМУ имени Ушакова Игорь Лукинов пришел на работу в «Новошип». Уже через три месяца он работал четвертым механиком на танкере «Московский университет». Там вчера еще ни за что не отвечающий кадет проходил свое первое испытание на прочность.

- Трудно ли тогда было? Трудно, когда не интересно, - считает Игорь Лукинов. - А когда интересно – дела спорятся.

Сюрпризом для молодого инженера стал тот факт, что сойти на берег, когда ты в должности, порой просто нет возможности: работа, работа и еще раз работа. На плавпрактике все было иначе. Тогда удалось и Роттердамом полюбоваться, и по Антверпену пройтись, и в Саутгемптоне на знаменитых «дабл деках» - английских двухэтажных автобусах - покататься.

- Это не лишает нас возможности увидеть мир, - рассказывает Игорь Лукинов. – Просто всему свое время. Это я тоже в том первом рейсе понял. Помню, выхожу как-то на палубу свежим воздухом подышать, где-то в районе Датских проливов дело было, а надо мной как раз проплывает громадина висячего моста Большой Бельт. Сразу проникаешься благоговением перед мощью человеческого разума, который создает такие сложные инженерные сооружения.

Игорь Игоревич за свою флотскую жизнь поработал на многих судах компании. Но особенным для него стала «Москва». Здесь его встретил старый знакомый и учитель, второй механик Николай Иванович Меньшов, здесь сложилась самая дружная на его памяти машинная команда, здесь он и сам вырос до должности второго механика, и проработал до самой продажи судна в 2018 году.

В должности второго механика каждый неизбежно становится наставником и курирует молодых специалистов. И тут недостаточно выработать «командный голос», порой еще нужно быть чутким педагогом. В этом вопросе образцом для Лукинова стал один из двух стармехов т/х «СКФ Нева» Сергей Владимирович Чебанов.

- У него была интересная педагогическая метода: вроде все расскажет, даже «разжует», но какую-то незначительную, на первый взгляд, информацию недоскажет, - вспоминает Игорь Игоревич. – Так он учил нас думать, самостоятельно добывать информацию, вникать в физический смысл процесса. Теперь я и сам пользуюсь такой тактикой.

Правда, с так называемыми «пассажирами», случайными на флоте людьми, которым совершенно не интересна морская профессия, она не работает. Для них даже хорошая зарплата не стимул. Такие всегда будут создавать помехи всей «машине».

- Мы же на танкере «Москва» понимали друг друга с полуслова, были будто единой семьей, - вспоминает Лукинов. – Вот и сейчас, когда судно уже продали, мы не теряем друг друга из виду, а наш чат «Москва» в WhatsApp до сих пор живее всех живых.

Исследования ученых подтверждают преимущества работы в постоянном экипаже. Жалко и недальновидно было бы их терять. И сплоченная команда машинного отделения с проданного танкера «Москва» практически полностью перебралась на т/х «СКФ Нева». Танкер корейской постройки в ряде конструктивных деталей уступал «Москве», сошедшей со стапелей в Японии, да и 12 лет морского стажа явно требовали внимания толкового четвертого механика. Но зато у «корейца» нашлись свои интересные инженерные решения.

- Для меня, например, было в новинку работать на судне с движителем, у которого был винт регулируемого шага, - рассказывает Игорь Игоревич. - Угол лопастей у него может меняться. Естественно, это добавляет сложностей в эксплуатации. Но ведь всегда интересно разбираться с новым. Так что пришлось хорошенько вникнуть, чтобы поддерживать работоспособность системы. Именно этим и привлекает флот - он постоянно держит тебя в тонусе.

А еще море приучает к тому, что мелочей не бывает. В крайнем рейсе на «СКФ Нева» Игорь Игоревич в очередной раз в этом убедился. Это случилось, когда забарахлили две моечные машинки для очистки танков. Казалось бы, ерунда, не двигатель же. Но если танки немытые, то и грузовые операции под вопросом.

- Моечные машинки - это сложнейший пазл из шестеренок, кулачков, валов, пружин. Детали очень мелкие - сантиметровые втулки, кулачки и подшипники, плюс все это очень плотно собрано. Такой механизм чувствителен к малейшим дефектам, которые и обнаружить-то не просто, - рассказывает Игорь Игоревич. – А тут еще цейтнот: проблему обязательно надо было устранить за время перехода из Бильбао в Усть-Лугу. Выручили аналитические способности и прекрасная память нашего старшего механика Степана Владимирович Доманина. Так что к грузовым операциям мы были готовы, когда еще только вошли в Северное море.

«СКФ Нева» бодренько бегает между Средиземкой и Балтикой, иногда заглядывает «домой», в акваторию Черного моря. Но случается ей ходить и через океан. В крайнем рейсе танкер направили в Штаты. А значит, предстояла серьезная проверка американским Coast Guard. Это неизбежная процедура для всех судов, давно не бывавших в Новом свете. Подготовку к ней капитан Сергей Николаевич Криклий начал еще до пересечения Атлантики. Вся техника была не раз протестирована, все тревоги по нескольку раз отрепетированы. И вот судно стоит на рейде, в бинокль видны остров Манхеттен и статуя Свободы. А на борт поднимается инспектор береговой охраны с цепким взглядом и в комбинезоне с нашивками USCG.

- Хотя мы были на сто процентов уверены, что на нашем судне комар носа не подточит, следующие полтора часа все были как на иголках, - рассказывает Игорь Лукинов. - Выдохнули, когда услышали: ни одного замечания. А нас с электромехаником Андреем Деевым Coast Guard даже выделил. Убедившись, что система инертных газов работает как часы, он расщедрился на фирменную американскую улыбку: «Competent guys!». И это была лучшая оценка нашей работы на тот момент.