Работать на «почтовый ящик» не рекомендуем

То, что в трудовых правоотношениях работник является уязвимой стороной – факт общеизвестный. Причем самыми уязвимыми являются моряки. Именно по этой причине  ведущие морские державы в свое время разработали и приняли ряд международных конвенций, которые позволяют воздействовать на недобросовестных судовладельцев.

Самый главный инструмент правового воздействия на такого работодателя – арест судна. Он позволяет не только побудить судовладельца выполнить свои обязательства перед экипажем, но и дает возможность при необходимости сделать это за счет принудительной продажи судна.  Хотя погашение многомесячных задолженностей по заработной плате за счет продажи арестованного судна в нашей стране практика не самая распространенная.

- За шесть последних лет в Новороссийске было всего три случая ареста судна: «Севастополь», «Роксолана-2» и «РЕФ 607», - рассказывает Ольга Ананьина, инспектор Международной федерации транспортников. –  Дело в том, что российские суды неохотно берутся за такое хлопотное дело. Даже в портовых городах судьям и адвокатам не хватает квалификации, чтобы разобраться в премудростях судоходного бизнеса. Однажды я минут сорок объясняла судье разницу между судовладельцем и оператором, и почему место регистрации компании на  каком-то Богом забытом острове в Тихом океана, а флаг судна – государство на Карибах. Даже сведущим людям приходится голову поломать, почему регистровый владелец – это всего лишь почтовый ящик где-то на другом конце земли.  А чего стоят  хитросплетения фрахтовых схем типа бербоут-чартера? Все это тянет за собой и процессуальные сложности. Ведь по закону надо извещать ответчика, а где он и кто он – порой не понятно.

 Не упрощает ситуацию и двойная бухгалтерия, к которой часто прибегают нечистые на руку судовладельцы в черноморском регионе: официальная зарплата платится в рублях, а в конверте – долларовая. Даже имея на руках доказательства использования серых зарплатных схем, ни прокуратура, ни адвокаты не могут порой убедить суд принять эти документы к рассмотрению.

 Однако, не смотря на все сложности, инспектора МФТ и Российского профсоюза моряков, отстаивая трудовые права экипажей, арестов все-таки добиваются. Например, в этом году в Севастополе наконец-то  был арестован злополучный балкер «Амур 2515»: судовладелец не только не платил морякам, но еще и заставлял работать на износ, как рабов на плантации. Транспортная прокуратура Севастополя, Ольга Ананьина и Артем Боев, председатель «первички» РПСМ в Крыму, добивались этого ареста больше  полугода. Опыт, накопленный за шесть месяц в залах суда, сослужил отличную службу. И вот уже всего за пару месяцев удалось добиться ареста другого злополучного судна этой же компании - «Амур 2501» в городе Азов.

Важно помнить, что сбор доказательной базы - важнейший момент в подготовке к процедуре ареста, он требует большой тщательности. Арест может быть наложен только по морскому требованию. Документами, подтверждающими характер требования, могут стать контракты о найме (трудовые договоры), приказы о принятии на работу, судовая роль, должностная инструкция и иные документы, подписанные членом экипажа, а также выписки из банковских счетов за время работы, подтверждающие получение заработной платы от работодателя.

Для наложения морского ареста необходимо соблюдать требования гражданско-правового кодекса. То есть суд должен убедиться в том, что если судно не арестуют, решение суда не будет исполнено и морякам своих денег не видать. В этом случае дополнительным «козырем» в суде могут стать сведения о наличии у компании-судовладельца признаков банкротства, других судебных тяжб или задолженности перед экипажами других судов. Все они свидетельствуют о недобросовестности и проблемах у работодателя.

Еще в такого рода спорах адвокаты судовладельца очень часто настаивают на  том, что стоимость судна значительно превышает задолженность по выплате заработной платы даже перед всем экипажем. Тут очень важно, чтобы пострадавшие обратили внимание суда не на сумму долга, а на тот период, в который зарплата не выплачивается.

 - На флоте есть негласное правило, - рассказывает Ольга Ананьина. - Пока судовладелец полностью с тобой не расплатился – не списываться. Однако ждать этого можно годами. Арест же судна хорош уже тем, что моряк находит работу в другой, надежной компании. А долг по зарплате ему перечислят после продажи судна по тем реквизитам, которые он оставил судебным приставам.

Впрочем, даже арест судна не гарантирует моряку быстрый возврат долга.  

- Задача судебных приставов-исполнителей - оценить стоимость судна и выставить его на продажу, - рассказывает инспектор МФТ в Новороссийске. - Сухогруз «Роксалана», к примеру, был арестован еще три года назад, но до сих пор громоздится у причалов новороссийского порта. Имущество судовладельца не продано, зарплата морякам не выплачена. Та же самая ситуация с сухогрузом «Севастополь». С начала  этого года он находится под арестом и перспективы его продажи очень туманны. Единственный на моей памяти случай, когда моряки добились полного расчета после продажи судна по решению суда, был с «РЕФ 607». Его арестовали в августе 2010 года - и через шесть  месяцев экипаж рефрижератора, наконец, получил свои сто тысяч долларов.

Получается, что до сих пор, не смотря на все международные конвенции, самым надежным способом защитить свою зарплату от незаконных посягательств мошенника-судовладельца остается только одно: до посадки на судно моряк должен удостовериться в надежности репутации компании, в которую он нанимается. И самый простой и проверенный способ сделать это - зайти в профсоюз.