Рабство, голод и смерть в море

Кажется, в профсоюзной прессе уже стали притчей во языцех кошмары субстандартного судоходства: аварийные суда, голодные моряки, многомесячные задержки зарплат. Но то, что происходит во владивостокской компании «Sea Service Shipping LTD», находится далеко за пределами границ добра и зла. Да, здесь процветает рабский труд - но это только цветочки. На судах «SSRoss» и «SSVeles» моряки умирают, пропадают без вести посреди океана, и считай им повезло, если их только изувечили.

 

В августе прошлого года на борту «SSRoss» умер токарь Геннадий Краевой. Он получил серьезные травмы, но ему не только не оказали помощь, но и заставили нести вахту. Через несколько дней он скончался. Дальневосточное следственное управление на транспорте возбудило по факту смерти моряка уголовное дело по редкой и даже дикой в 21 веке статье: «Использование рабского труда, повлекшее смерть потерпевшего».

Этим же летом произошел инцидент с другим судном компании - «SSVeles». Судно работало в районе Персидского залива. Только представьте: экипажу платят в три раза меньше заявленного и в без того не щедром контракте. Причем полная невыплата зарплаты – это как «приятный» бонус для моряка. Спецодежды никакой. Продовольствие покупается в основном за свой счет, потому что лучшее, что может предложить компания – тазик гнилых фруктов. Питьевой воды нет. Даже ночью температура в каютах держится около 36 градусов по Цельсию. Это при том, что по всем стандартам температура в помещении для работы не должна превышать 28 градусов. Судно кишит насекомыми и прочими паразитами, из-за которых у многих членов экипажа начались кожные заболевания. Прибавьте к этому пробоину на пробоине, которые остались в наследство на «SSVeles» от бывших хозяев-египтян, и поймете, что работа на судне -  это ад. Естественно, экипаж взбунтовался от непомерно тяжелых условий труда. Вскоре один из недовольных моряков, Эдуард Бордаченко, сгинул без вести где-то на просторах Индийского океана.

В январе 2012  года при таинственных обстоятельствах погиб Константин Удилов, механик «SSRoss». Его жена рассказывает, что здоровье у него было хоть куда. Однако компания «Sea Service Shipping LTD» обрушила на несчастную женщину новость: ее муж внезапно скончался от гипертонического криза и теперь срочно необходимо кремировать тело в Сингапуре. Несмотря на давление компании, она отказалась ставить подпись под необходимыми для процедуры документами. По словам жены, когда тело механика доставили в Россию, на нем обнаружились следы побоев и пыток.

 

На судах этой компании пострадали и новороссийские моряки. У Ольги Ананьиной, инспектора Международной федерации транспортных рабочих ( ITF) в Новороссийске, лежат девять заявлений от наших земляков, пострадавших на судах этой компании. Общая задолженность по зарплате более шестидесяти тысяч долларов. Каждое заявление - триллер, достойный пера голливудских сценаристов. Моряков избивали, устраивали охоту, когда они пытались в иностранных портах добраться до российского консульства, угрожали расправой при малейшей попытке выразить недовольство условиями труда и несоблюдением элементарных норм безопасности. Во всех этих историях фигурируют представители компании - Бобров и Клоков. Конечно, можно  списать все на воспаленное воображение моряков. Однако у инспектора ITF до сих пор мороз по коже от одного только воспоминания об общении с ними.

- Когда «SSVeles» пришел в Новороссийск, с него пришел сигнал о помощи, - вспоминает Ольга Ананьина. -  Судно было в самом ужасном техническом  состоянии, которое мне только приходилось видеть. Не удивительно, что четверо членов экипажа хотели репатриироваться. Практически вслед за мной на борт поднялись Бобров и Клочков. С виду нормальные ребята. Но стоило им только открыть рот… Такое ощущение, что я попала в 90-ые годы. Хамско-бандитский жаргон, угрозы. Три часа мне понадобилось, чтобы добиться репатриации моряков. Но за это время я не раз всерьез задумывалась – а сойду ли я с этого судна живой?

 

На данный момент следствие продолжается, но уже сейчас профсоюз подготовил все необходимые документы  для ареста судна при заходе в порт Находка.