Ребусы механика Гарькавого

Старший механик NS Stella Виктор Гарькавый любит свою работу. И за что?  За тот неисчерпаемый источник сложных механических ребусов, которые поставляет для его рационального ума судовой двигатель. Инженер – что тут скажешь?

В полной мере  он  вкусил все прелести своей профессии в 1995 году, когда дорос в «Новошипе» до должности старшего механика. Ведь «Маршалу Рокоссовскому», первому судну, на котором он стал «дедом», на тот момент стукнуло двадцать. Это был ухоженный «пенсионер», но «из вредности» он не забывал регулярно подкидывать машинной команде головоломки.

Запомнился и еще один загадочный пароход. В начале нулевых Виктор Геннадиевич был как-то раз командирован от «Новошипа» на судно сторонней компании. Танкер был продуктом китайских судоверфей. И с чисто восточным коварством он регулярно выдавал такие ребусы, что любой Шерлок Холмс от механики мог голову сломать.

- То один механизм откажет, то другой. То вдруг какие-то агрегаты заработают сами по себе. Подобных задачек на смекалку машина подкидывала нам достаточно. Честно сказать, намучился я с этим «китайцем», прежде чем его разгадать, - вспоминает Виктор Гарькавый.

Но есть в море вещи, перед которыми даже холодная инженерная логика бессильна. Еще одной хорошей школой для молодого специалиста была работа на танкере «Гавана». Вот это был всем ребусам ребус!

- Наверное, это было самое невезучее судно в пароходстве, - вспоминает Виктор Геннадиевич. - С ним постоянно что-то случалось. Просто тридцать три несчастья! То оно на ровном месте на мель сядет. То какой-то неучтенный прибор у начальника рации в рубке загорится - и весь экипаж восемь часов борется с огнем. А один раз я из отпуска отправился… прямиком на судоремонтный завод: оказывается, в одном из помещений спардека произошел взрыв. В решении этих головоломок имел шанс вволю попрактиковаться уже весь экипаж.

Отработав пятнадцать лет номерным механиком и еще семнадцать – старшим, Виктор Геннадиевич сформулировал для себя главное, что делает просто механика настоящим судовым инженером: он не боится лезть в механизм. Сам «дед» еще помнит те времена, когда в восьмидесятом году, закончив НВИМУ, он оказался на борту судна в роли  зеленого салаги. В течение нескольких лет его морскими университетами были старенькие «софии» и «маршалы». На них он обучался азам мастерства у своих старших товарищей. И хорошо запомнил главное правило инженера, которое ему когда-то преподали: все, что сделано человеком, при поломке всегда можно исправить.

Опираясь на свой опыт, Виктор Гарькавый может с уверенностью сказать: практически  любого новичка на судне приходится обучать с нуля.

- Они же все теоретики, даже с красными дипломами в кармане, - объясняет он. - А как до дела дойдет, даже такого немудреного, как замена сальника, и все – паника. Аж руки трясутся.

Одного надо приободрить, другого - подтолкнуть к принятию решения. Третьему сказать: «Делай как я». Возиться с молодыми, находя к каждому свой подход, чтобы через несколько лет получить толкового специалиста – это ведь тоже своего рода ребус.

Кстати, проверено на практике: лучшие инженеры выходят из обычных троешников. Они не боятся ошибаться, голова свободна от догм – вот и хватают все на лету. Но из всякого правила бывают исключения.

- Моя правая рука, второй механик Андрей Ландышев, в свое время  закончил «вышку» с красным дипломом. Во всем могу на него положиться: грамотный специалист, машину знает как свои пять пальцев, - рассказывает стармех.

Хуже всего, по словам Виктора Геннадиевича, приходится с теми, кто привык филонить. Эти находят любую отговорку, чтобы увильнуть даже от плановой работы. С ними разговор у него короткий: при таком подходе морская жизнь им не по плечу.

Но самое хорошее в работе моряка, по версии стармеха Гарькавого,  – это даже не возможность почувствовать себя талантливым инженером. И не шанс увидеть весь мир со всеми его красотами и чудесами. Самое главное – это… отпуск:

-  За несколько месяцев вдали от дома так соскучишься по своей семье, что хочется отдать и жене, и дочке все тепло и любовь. На мой взгляд, у моряков должны быть самые крепкие семьи, - объясняет он. - К сожалению, так складывается не у всех. Но мне повезло.