Советские моряки ничего для нас не жалели!

 В мае 1932 года в результате пожара погиб в Индийском океане «Жорж Филиппар» - одно из самых роскошных круизных судов того времени. И первым на помощь сотням пассажиров и членов команды горящего лайнера пришел экипаж танкера «Советская нефть». Рискуя своими жизнями, моряки спасли 437 человек.

 «Советская нефть» следовала из Владивостока в Черное море. Накануне вечером мимо прошел роскошный новенький французский пассажирский теплоход «Жорж Филиппар». С танкера без бинокля можно было различить купающихся и загорающих в шезлонгах пассажиров.  

Среди других океанских лайнеров тех лет «Жорж Филиппар» выделялся неслыханной роскошью отделки. На судне был бассейн из итальянского голубого мрамора, два теннисных корта, гаражи для автомашин пассажиров, зимние сады, турецкие бани, часовня. Каждая каюта первого класса имела отдельную веранду с видом на море. 26 февраля 1932 года лайнер вышел из Марселя в свое первое плавание, после захода в Иокогаму, Шанхай, Сайгон и Коломбо на его борту находилось 767 человек. 

Наступила ночь. В начале третьего вахтенный штурман «Советской нефти» В. Шабля увидел слева по курсу яркую светящуюся точку. Ее размеры быстро увеличивались, и вскоре уже можно было различить языки пламени, высота которых достигала 50 метров. Почти в это же время радист А. Свирский принял сообщение с маяка Гвардафуй: «На горизонте горящее судно. На мои сигналы не отвечает». «Советская нефть» шла без груза, ее танки после сдачи бензина еще не были дегазированы. По правилам противопожарной безопасности она вообще не должна была приближаться к горящему судну. Но ведь горел пассажирский лайнер, и других судов поблизости не было.  

Обороты двигателей «Советской нефти» были увеличены до предела. Команде было приказано тщательно задраить все люки и горловины танков, приготовить пожарные насосы и спасательные шлюпки, разложить на палубе все спасательные принадлежности. К четырем утра танкер подошел к горящему лайнеру. Зрелище было поистине ужасным. Его спардек был полностью охвачен огнем. За сотни метров от горевшего судна слышались крики и треск огня. Позже в своем рапорте капитан А. Алексеев писал: «Ветер зюйд вест шесть баллов, волнение – пять баллов. В 4.00 было еще темно. Расстояние до горевшего судна «Жорж Филиппар» 300 саженей. Судно почти все было объято пламенем. В мгновение весь экипаж, будучи в крайнем возбуждении, спустил приготовленные заранее спасательные шлюпки, которые и понеслись к бедствующему судну». 

На борту «Советской нефти» остались лишь капитан, судовой врач, рулевой и часть вахты в машинном отделении. Все остальные гребли в шлюпках. Шестибалльный ветер и зыбь сильно затрудняли управление. «Жорж Филиппар», полностью охваченный пламенем,  дрейфовал под ветер.  

Через 30 минут к борту танкера вернулась первая спасательная шлюпка. С воды подняли семерых пассажиров, они спаслись, выпрыгнув из иллюминаторов. Всего же на борт «Советской нефти» подняли 437 человек, в том числе 261 пассажира и 176 человек команды. К восьми часам утра спасательная операция была завершена. В числе последних на борт танкера поднялся и капитан «Жоржа Филиппара» П. Вик. Получив сильные ожоги лица и ног, он последним покинул свое судно. 

Один спасательный бот лайнера нашли пустым. Выяснилось, что находившиеся на нем люди были приняты на борт английского судна «Контрактор», который подошел на помощь к шести часам утра. Позже второй английский пароход, «Махсуд», принял бот с 46 пассажирами, которым управляли советские моряки. Шлюпки английских пароходов спасли еще 160 человек. 

437 спасенных разместили на нашем танкере, обогрели, накормили, оказали необходимую медицинскую помощь. «Экипажа было всего человек 20-30, они отдали нам всю воду (я до сих пор помню, какая она была на вкус) и всю еду – все их запасы. Днем растянули тент: жара была градусов 40», – вспоминает пассажир лайнера «Жорж Филиппар» Мишель Лаваренн. 

Через сутки в Аденском заливе «Советская нефть» передала спасенных французскому лайнеру «Анре Лебон». Суда отсалютовали друг другу флагами и разошлись: «Советская нефть» направилась в Суэц, а «Анре Лебон» – в Джибути. Тем временем «Жорж Филиппар» все еще продолжал гореть, сохраняя плавучесть в течение трех дней. 

Через четыре месяца после катастрофы героическая «Советская нефть» вместе с другими нефтеналивными судами Черноморско-Азовского пароходства войдет в состав флота объединения Совтанкер. А в 80-е годы Новороссийское морское пароходство, преемник Совтанкера, назовет в честь «Советской нефти» новый 150-тысячный танкер.    

В архиве судоходной компании, которой принадлежал «Жорж Филиппар», самым ценным документом называют письмо, направленное в Москву. В нем компания заявляет о желании выплатить 50 тысяч франков советским героям. «В ответе советских моряков говорится, что они не воспринимают спасение как работу, которая может быть оплачена. Это был их долг. Тогда наша компания отправила не деньги, а золотой хронометр - не отблагодарить мы просто не могли», – говорит сотрудник архива Клеменс Дюкруа. До наших дней дожили всего несколько бывших пассажирок «Жоржа Филиппара», тогда еще совсем маленьких девочек. «У меня 7 детей, 13 внуков и 14 правнуков. Наша семья всегда будет помнить, кому мы обязаны жизнью», – говорит одна из них, Женевьев Ожери.