Узнать все и сразу!

Четвертый помощник капитана NS Corona СКФ Новошип Иван Кузнецов - моряк уже в третьем поколении. Дед и родной дядя у него капитаны, отец и оба двоюродных брата - старпомы. И все много лет отдали Новороссийскому морскому пароходству. Согласитесь, в такой семье было бы странно выбрать другую профессию.

 - Первый свой «взрослый» рейс забыть сложно, - рассказывает Иван. -  До этого у меня был только опыт работы матросом, причем  в другой компании. Так что я волновался: все-таки в первый раз иду на офицерскую должность.  Летел с  четырьмя пересадками: Москва, Франкфурт,  Барселона и, наконец, Венесуэла. Мне повезло, мой дядя-капитан летел тем же рейсом – только я на NS Corona, а он на NS Pride. Дома он все шутил над моим волнением новичка, а тут все же дал пару дельных советов.

Вечером следующего дня Иван с общей тетрадью в клеточку в руках принимал дела. На начинающего четвертого помощника свалился просто поток новой информации.

- Но я был готов к этому: записывал за моим сменщиком просто слово в слово, - вспоминает Иван. – Кажется, даже на лекциях в морском университете я не был так усерден, как в тот день. Арам же, увидев мою тетрадь,  вспомнил, как пару лет назад сам ходил с такой же.

Уже через несколько дней на судне Иван понял, что у моря длинная память.

- Подошел ко мне наш шеф-повар, Николай Федорович Пантак, и говорит: «А я ведь еще с твоим дедом, Иваном Гавриловичем, вместе работал», - рассказывает Иван. – Честно скажу, было приятно. Как будто собственного старого знакомого встретил. В свободное время он мне немало порассказал о тех временах, когда работал под началом моего дедушки. Как в шторма попадали, как другие сюрпризы морской стихии преодолевали, как иномарки в Японии покупали. Вот так оно на флоте: годы прошли, уже и не работаешь давно, а тебя, оказывается, помнят.

Собственные впечатления от настоящей работы в море оказались не менее яркими. Казалось бы, в семье, где все мужчины штурмана, он должен был наслышаться всяких чудес. Но в том-то и дело: они говорили о чем-то из ряда вон, а новичков впечатляет масштаб и серьезность в повседневности, в буднях профессии.

- Свое первое расхождение запомнил очень хорошо, - говорит Иван. - Сейчас-то я понимаю, что это было так себе, детский лепет. Но тогда, ночью, в Мексиканском заливе - мы шли из Венесуэлы... Точно знаю: было страшно и одна мысль в голове: «Под ногами 110 тысяч тонн горючего, а на борту  24 живых человека!». Самые современные учебные 3D-тренажеры не передают самого главного: тревоги и груза ответственности, которые на тебя вдруг сваливаются.

Именно так, в реальном деле, на мостике, море проверяет штурмана на профпригодность. Конечно, он был там не один – рядом был старпом Евгений Владимирович Сапунов. А вообще своими наставниками и сэнсэями Иван считает всех старших офицеров того первого рейса. Именно благодаря таким, как третий помощник капитана Иван Чередниченко, уже через полтора-два месяца он почувствовал себя на NS Corona «в своей тарелке».

- Он легко делился своими знаниями, всегда отзывчив, всегда готов помочь, - рассказывает Иван Кузнецов. – А второй помощник, Антон Владимирович Петров, по-моему, знает в штурманском деле вообще все. Не было ни одного вопроса, на который он не смог бы сходу ответить. Красный диплом ГМУ имени Федора Ушакова, с которым он закончил в свое время учебу, плюс годы в морях – только таким трудом дается подобное мастерство.

Через четыре месяца Иван Кузнецов пришел к капитану Руслану Спартаковичу Булатову с просьбой продлить ему контракт. И тот не стал чинить препятствий любознательному новичку.

- В общем, первый мой рейс оказался памятным – ушел я в начале лета, а вернулся под Новый год. Другие моряки в моей семье успели сделать контракт, отдохнуть и снова уйти.  Конечно, сейчас я знаю, что семь месяцев моря – это перебор, но все равно не жалею. Я хотел узнать все и сразу, и свой первый бесценный опыт я получил.

Причем не только по работе. На самом деле, воспитанный в морской семье, я всегда знал, что отличает моряков от обычных обывателей. Их кругозор чуть шире: только моряк по-настоящему понимает, что реальность может очень сильно отличаться от того, что видишь по телевизору. И это касается абсолютно всего. Взять хоть банальный ананас, который я купил на базаре в венесуэльском порту. Казалось бы, у нас такое тоже продается, в любом магазине. Но, только попробовав этот, недавно сорванный с пальмы, ты узнаешь его настоящий вкус - совсем другой, насыщенный. Вот так и все остальное. Моя работа дает возможность  увидеть, к примеру,  Эйфелеву башню, пусть мельком, из окна самолета, но зато - настоящую. 

Иван Кузнецов  (справа) и кадет Никита Милосердов