Умная машина умеет не все

 Старший механик NS Antarctic ОАО «Новошип» Сергей Виленский в этом году получил награду - диплом и корпоративную премию «За безаварийную работу». А ведь в самом начале своей карьеры всерьез он к ней не относился. Думал, что моря для него эпизод, года на два-три, не больше. И сам не заметил, как отдал им уже больше тридцати.

- Я после  астраханской мореходки попал в Новороссийск по распределению, - вспоминает Сергей Виленский. - В пароходство пришел простым мотористом, думал: мир посмотрю, а когда семьей обзаведусь, уйду на берег. Мир я действительно посмотрел. Видел настоящий эксклюзив: как вода в море «кипит» от косяков скумбрии, как тюлени на льду рожают. Согласитесь, зрелища не самые тривиальные – как для канала National Geographic.

А потом умные люди на судне посоветовали: поступай заочно на механика, в будущем всегда пригодится. Я так и сделал, и сам не заметил, как закончил «вышку» и дорос до «деда». Понимаете, жизнь все время подбрасывала разные инженерные задачки, которые было интересно решать. Помню в 1996 году, когда уже стал стармехом на  «Капитане Егорове», оказался в числе первых механиков пароходства, которые столкнулись с норвежской системой гидравлики Framo. Было интересно повозиться с ней, разобраться что здесь к чему.

Вот так и вышло: техника на судах каждый год менялась, а значит работа всегда была интересной для него. Сейчас Сергей Евгеньевич оглядывается назад и сам удивляется: он ведь помнит время, когда вспомогательный котел моторист вручную запускал. А сегодня это - один клик «мышки».

Только не надо думать, что умная машина все за тебя сделает. Главная задача судового инженера за эти годы не изменилась: любая неисправность должна быть устранена сию же минуту.

- И тут будь хоть семи пядей во лбу - один ничего не сделаешь, - рассказывает он. - Взять хоть нашего токаря Юрия Лютикова. Он однажды меньше чем за сутки выточил вал насоса: подобрал металл, снял все размеры. Это при том, что судовые токарные станки в принципе для такой ювелирной работы не предназначены! А что сделаешь, если надо? Судно – это ведь остров: если что-то сломалось, в магазин не сходишь. Такие люди, как Юрий, в море просто незаменимы.

Мне приятно работать в тандеме с капитаном Виктором Четиным. У нас с ним полное взаимопонимание. А в машине моя правая рука - второй механик Дмитрий Тараканов. Я его знаю еще с «Московского Кремля». До всего ему есть дело. Плюс здоровое желание расти, строить жизнь и карьеру. Что может быть лучше? А наш донкерман Александр Зайцев - без него не только «машина» не обойдется, но и весь экипаж. Я порой удивляюсь: вот он только был в помповом отделении, и вдруг раз - и уже на палубе, с трубопроводом возится.

Вот так и выходит, что любой успех на судне – общий. Даже если награды за него именные. А в наши дни, когда крупные нефтяные гиганты типа Shell, ЛУКОЙЛ или BP регулярно устраивают инспекции судам, на которых перевозят их нефть, это тем более актуально.

- Специалистов они присылают  серьезных,  копают глубоко, - рассказывает старший механик NS Antarctic. -  Так что для себя я взял за правило: чтобы не было сюрпризов, перед инспекцией лучше сам все сто раз перепроверю.

За 30 лет, которые Сергей Виленский провел в морях, изменилось все: техника, идеология, подходы. И только одно осталось неизменным: море как стихия, которую покорить нельзя:

- В феврале прошлого года мы вышли из Роттердама и попали в шторм, - вспоминает Сергей Евгеньевич. - Мороз, волны всей мощью обрушиваются на бак и тут же замерзают. Когда погода улеглась, оказалось, что вся носовая часть у нас превратилась в настоящий айсберг. Это была не просто корка льда, а метровые ледяные фигуры самых причудливых форм. А ведь вот-вот на горизонте покажется Приморск. И в таком виде к причалу нас точно не пустят. Что делать? Тогда двое суток пятнадцать человек - все свободные от вахты, и я вместе с ними, - не выпускали из рук киянок. Самое главное  было не повредить брашпиль или другие механизмы. И какая тогда была разница «синьор» - не «синьор»? Только вместе мы и могли победить тогда  тот наш «ледниковый период». И так - во всем.