Форма – не одежда, а образ мысли

Тема форменной одежды российских моряков торгового флота неоднозначна. Общие стандарты были разработаны в начале 80-х. С тех пор многое поменялось: ужесточились требования в области безопасности, появились новые материалы, новые символы пришли на смену старым, но прежде всего изменились сами моряки и их восприятие собственной профессии. Об этом рассуждает капитан судов СКФ Андрей Селезнев, известный эксперт в области морской форменной одежды. 

- Традиционная форменная одежда не только отличает торговый флот от других направлений транспортной отрасли, - говорит капитан Селезнев. – Она также влияет на самовосприятие моряков, повышает их самооценку, дисциплинирует. Такого мнения придерживается большинство представителей старшего поколения морских профессионалов. Молодежь, напротив, считает всю парадную атрибутику пережитком прошлого, не знает традиций и боится выглядеть излишне пафосно.  

Многие думают, что у капитана Селезнева военное прошлое. Это не так. После училища поступил в Новошип четвертым помощником, потом некоторое время поработал на берегу и вернулся в море, капитан с 1994 года. Он считает, что отсутствие единых для отрасли стандартов не способствует повышению престижа морской профессии. Потому и посвящает много времени изучению формы разных периодов и даже разработал проект обновленного приказа Минтранса о форменной одежде и знаках различия для предприятий сферы морских и речных перевозок.  

Федеральное агентство морского и речного транспорта сейчас ведет работу над новым руководством, которое учитывает современные реалии. Разработки капитана СКФ в ведомстве получили и, возможно, приняли к сведению. Конечно, для российских моряков, работающих на судах под иностранными флагами, документ будет носить рекомендательный характер. Тем не менее, это будет долгожданный шаг к унификации стандартов. Совкомфлот, на 100 процентов государственная компания, безусловно, будет ориентироваться на рекомендации Росморречфлота, ну а пока стремится придерживаться традиционных подходов. 

- Как ни крути, судно – не стерильная лаборатория, и обязывать весь экипаж носить белые рубашки – нонсенс, – считает Андрей Селезнев. - Современные моряки работают в прочных и удобных комбинезонах и касках, которых в советских руководствах вообще нет. Поэтому мы ведем речь, прежде всего, о форме для особых случаев, будь то визит инспекторов на судно, праздничный прием или семинар в офисе компании. 

Парадная форма нужна и офицерам, и рядовым – для поддержания «боевого духа». На своем судне капитан Селезнев требует, чтобы все были в форме: машина – в комбинезонах установленного компанией образца, на мостике – в белых рубашках с погонами и черных брюках. Капитан признает, что не все бывают к этому готовы, но со временем идеей проникаются.  

Знаки различия – отдельная история. Далеко не каждый моряк сможет с ходу определить должность коллеги по погонам или нашивкам на рукавах. Четыре средних галуна на капитанском кителе, пожалуй, узнает каждый, а вот дальше начинается путаница. Морские форумы в сети пестрят просьбами помочь разобраться в знаках различия. Селезнев считает, что системы знаков различия для плавсостава и береговых работников тоже должны отличаться: 

– Ключ из узкого галуна и отсутствие ранта – признак плавсостава. А, например, в тридцатые годы прошлого века этот вопрос решался иначе: береговым работникам полагался «серебряный прибор» – вся фурнитура была серебристой. У плавсостава она была золотой. Потом всех уравняли. Сегодня вся система знаков различия должна быть пересмотрена и упорядочена. К примеру, нелогично давать одни и те же погоны электромеханику и второму механику.  

Больше всего проблем с «чтением» наших знаков различия возникает у иностранных коллег. На мировом флоте погоны и нарукавные нашивки не содержат ключа.  

– Форма – это наш талисман, если хотите. Замечено: кто форму носит, тому везет! – считает капитан Селезнев. – Это ведь больше чем одежда - это образ мысли. Люди перестают быть безликими статистами. И для компании полезно. Все, кто приходит на мое судно, приятно удивляются. Проверяющие по-другому смотрят, по-другому разговаривают, лоцманы со мной фотографируются: «Это кто такие? – Это Совкомфлот…». И от причала я всегда отхожу под русский марш «Прощание славянки». Естественно, сначала спрашиваю разрешения - всегда разрешают. Кстати, это тоже на всех производит очень сильное впечатление. Потом возвращаешься через годы, а тебя помнят.