Чужие там не ходят

Африканский Рог, дельта реки Нигер и Малаккский пролив – вот эпицентры современного пиратства. Работать там можно разве что с охраной. А  в далеком прошлом, когда пираты были отдельной кастой, у них не только был свой уклад жизни и законы. У них были государства со своими столицами, в которых посторонним было делать нечего.

 

Первое королевство

Пиратство известно с античных времен. Поначалу оно было дополнительным заработком для морских торговцев, который общество не порицало. Поэтому пиратам не требовалось какое-то особое убежище, где они могли привести в порядок свои суда и сбыть награбленное – они просто возвращались домой. Но ближе к нашей эре все стало на свои места:  торговля - это честное уважаемое занятие, а морской разбой – удел головорезов, место которым в петле. Могущественные империи, и в первую очередь, Рим стали преследовать пиратов. Вот тогда и появился Коракесий, город-крепость в Киликии, участке побережья на границе между современными Турцией и Сирией. Это первая известная в истории столица пиратского «королевства».

По словам античных историков, Коракесий был идеально приспособлен для разбоя на море. А благодаря горному рельефу и изрезанному скалами побережью – практически неприступен. Сам город-крепость  стоял на высокой скале, у подножия которой плескались воды удобной бухты. Здесь собирался самый разнообразный люд - от матросов до опытных капитанов. Они и составили ядро разбойничьих флотилий. Отсюда шла координация всего пиратского промысла в Средиземном море.

Пиратская столица  имела хорошую организацию. Тщательным образом поддерживалась боевая готовность флота. Для этого сюда свозились пленные плотники и прочие ремесленники. Поставки корабельного леса и меди производились регулярно. Киликия полностью обеспечивала себя новыми судами, оружием и припасами. По всему побережью пираты строили маяки, размещали базы. Разбойничий флот в лучшие времена насчитывал более тысячи боевых кораблей.

 Конечно, в конце концов, Коракесий не устоял под ударами Рима, но в течение почти двухсот лет он держал в страхе все средиземноморье.

 

Пираты правят бал

Золотой век пиратства пришелся на 17-18 века. В это время эпицентром морского разбоя стал Карибский бассейн. Здесь было целых три города, которые пираты смело могли назвать своими столицами: Порт-Ройял, Тортуга и Нассау.

Порт-Ройял -  старая столица Ямайки. Благодаря своей безопасной и неприступной гавани город стал аванпостом Британской империи. А еще его полюбили пираты. Близость порта к торговым путям давала пиратам лёгкий доступ к добыче. Надо отметить, что это было время пиратов «в законе» – каперов. Они грабили только испанские суда  и то, только потому, что их об этом попросила Родина. Матушка-Англия конкурировала с Испанией и с помощью каперов подрывала финансовую стабильность Мадрида, который зависел от поставок товаров и золота из колоний. Метрополия выдавала пиратам специальный документ – каперскую грамоту. Генри Морган, самый знаменитый ямайский пират этого периода, за заслуги перед отечеством был даже произведен в губернаторы острова.

Что хорошо англичанам, то испанцам - смерть и ужас. Поэтому когда в конце семнадцатого века сильнейшее землетрясение стерло с лица земли этот город, Мадрид не сомневался, что это кара божья. После землетрясения его пытались было восстановить, но страшный пожар и несколько ураганов подряд, последовавшие с промежутком в несколько лет, окончательно поставили крест на пиратской столице.

В те времена испанцев недолюбливали все. У французов тоже был свой пиратский форпост против  испанцев – остров Тортуга. Поначалу одноименный поселок на этом острове населяли охотники, приехавшие в поисках лучшей жизни из Старого Света. Но очень скоро они поняли, что пиратством жить гораздо выгоднее, чем выслеживанием дичи в джунглях. Самое интересное, что остров находился под самым боком у испанцев, у побережья Гаити, но взять штурмом они его не смогли, хотя и неоднократно пытались. Способствовало этому не только уникальное положение гавани Тортуги, но и помощь метрополии.  Франция прислала талантливого инженера Ле Вассера на помощь своим корсарам, и он построил неприступную крепость, защищавшую гавань.

В отличие от Порта-Ройял, где власть английской короны была крепка, на Тортуге французская юрисдикция была формальностью. Цивилизацией здесь и не пахло. Управляли всем пираты, и только пираты. Все образы современной массовой культуры о нравах джентльменов удачи были почерпнуты на Тортуге.

 Когда стихия уничтожила Порт-Ройял, а французы навели порядок на Тортуге, у пиратов осталось только одно серьезное прибежище – город Нассау на багамском острове  Нью-Провиденс. То, что сейчас является меккой для туристов всего западного полушария,  в те годы было злачным местом. Но при этом здесь царил деловой климат, а пиратские команды были скорее антуражем для отпугивания посторонних. Да, спиртное, поножовщина и ночные бабочки – все как на Тортуге, но при этом власть в пиратской столице в железном кулаке держал десяток торговцев, представителей крупных торговых компаний из американских колоний Британии. Они занимались скупкой краденого, контролировали информацию о грузопотоках и если, к примеру, какой-то экипаж плохо зарабатывал, его просто разгоняли и формировали новый.

 

Все душегубы попадают в рай?

 К середине 18 века в борьбу с пиратством включились все страны Европы. Если торговцев ловили на скупке награбленного, их ждала та же участь, что и пиратов – виселица. Морской разбой  становился все менее выгодным занятием. В конце концов, и Нассау тоже сдулся, а остатки пиратов, не бросивших кровожадный промысел, вынуждены были бежать из Атлантики в Индийский океан.

Новым пиратским королевством стал северо-восток Мадагаскара. Сейчас это окрестности города Диего-Суарес. А тогда это было пустынное побережье с редкими поселками. Самым крупным известным пиратским поселением был Рантер-Бэй. Местность это была привлекательна по нескольким причинам: она идеально подходила для технического обслуживания флота, которое нужно было проводить регулярно. А еще здешнее места олицетворяли представления пиратов о рае - дешёвая и вкусная еда, доступные туземки, пальмовое вино рекой. Многие флибустьеры,  сходив на два-три прибыльных дела, уходили потом на покой и оставались жить здесь. Так постепенно Рантер-Бэй и выродился в поселок пиратов-пенсионеров и их беззаботных потомков.