Есть риск вернуться ни с чем

С некоторых пор в Новороссийске возобновило работу представительство Международной Федерации транспортных рабочих. Среди моряков оно известно под английской аббревиатурой ITF. Возглавила его первая и пока единственная женщина-инспектор в России Ольга Ананьина.

Самый «больной» и частый вопрос, с которым обращаются к инспектору моряки, – задержки по оплате труда. Суммы колеблются от нескольких сотен до десятков тысяч долларов, сроки задолженностей – от трех месяцев до года. На берегу у моряков остаются жены, дети и кредиты, пени и долги, которые в таких ситуациях просто нечем платить. «В регионе работает большое количество старых судов, владельцам которых проще продать проблемный теплоход и купить новый, чем решать трудовые конфликты цивилизованный путем», – говорит О. Ананьина.

Она вспоминает случай из практики: во время очередной проверки документов на судне инспектор обнаружила, что третий помощник капитана в месяц зарабатывает $300. Она начала собирать сведения обо всех задолженностях работодателя и буквально на следующий день на почту посыпалась информация. Оказалось, что компания списала без зарплаты предыдущие экипажи. У каждого моряка теперь – свои финансовые трудности. «Когда я был в рейсе, у меня родилась дочь, – написал бывший матрос проблемного теплохода. – Два месяца назад она очень серьезно заболела и нуждается в лечении, на которое в семье просто нет денег. Я неоднократно звонил в компанию, просил, готов был на коленях выпрашивать свои же деньги. Но каждый раз мне отвечали: вышестоящее руководство в курсе, пока никаких новостей нет».  

– Мне попадаются такие трудовые договоры, в которых сказано только то, что моряк должен судовладельцу, а о правах – ни слова, – продолжает инспектор. – В одном контракте, например, вообще было прописано, что в случае списания моряк должен не просто купить себе билет домой, но и оплатить дорогу к месту посадки на судно его сменщику.      

Еще один пример – история новороссийского моряка, вынужденного добираться домой из Йемена за свой счет, в долг. Не сообщая команде, судовладелец просто продал теплоход и пропал из поля зрения моряка, которому был должен оплатить возвращение домой и выплатить около тысячи долларов за работу.

Другая проблема, с которой регулярно сталкиваются моряки, связана непосредственно с поиском работы. По данным ITF, в городе порядка 20 круинговых компаний, оказывающих посреднические услуги по подбору экипажей. Среди них есть и такие, которые под благовидными предлогами требуют с соискателей деньги – несколько тысяч рублей. И это несмотря на то, что Конвенция о найме и трудоустройстве моряков, ратифицированная нашей страной еще в 2001 году, строго запрещает взимание платы с кандидатов на трудоустройство. Кроме того, такие конторы славятся тем, что обещают экипажу «золотые горы», умышленно скрывая от моряков информацию о реальной ситуации на судне. Правда открывается уже в иностранном порту при посадке на судно: на самом деле пароходу уже давно перевалило за 20 лет, снабжение продуктами и питьевой водой ведется с перебоями, а предыдущий экипаж списался без зарплаты.    

– В Новороссийске есть представители крупных образцовых работодателей, они у всех на слуху. Наш морской университет готовит квалифицированные кадры, выпускники, хорошо знающие английский язык, востребованы в таких компаниях, – отмечает инспектор. – Но есть и такие компании, о методах работы которых я говорила выше. Если моряк по каким-либо причинам не сумел устроиться к социально ответственному работодателю, ему приходится обращаться в маленькую фирму-однодневку в Темрюке, Ростове или, скажем, Астрахани и идти на копеечную зарплату и старое судно. Тогда есть риск вообще вернуться ни с чем. В таких случаях главное – вовремя помочь моряку вернуться домой живым и здоровым.